Встреча «нормандской четверки» в Париже очертила как позитивные для Украины моменты, так и негативные. Главный вопрос в том, отмечают политэксперты,  как достигнутые договоренности будут имплементированы.

Сергей Толстов фотоСвое видение итогов  саммита в «нормандском формате» 9 декабря,  о позициях сторон, о  плюсах и минусах результатов  переговоров  предлагает Сергей Толстов, директор независимой экспертно-аналитической организации  Институт политического анализа и международных исследований.


Содержание достигнутых договоренностей

По итогам переговоров принято совместное итоговое коммюнике. Документ выдержан в крайне гибких и осторожных формулировках. В преамбуле содержится констатация, что минские договоренности (все три документа,  включая Минский протокол от 05.09.2014 г., меморандум от 19.09.2014 г. и Комплекс мер от 12.02.2015 г.) продолжают «служить основой работы Нормандского формата, государства-члены которого привержены их полной имплементации».  Участники Нормандского формата «отмечают общее стремление к постоянной и всеобъемлющей архитектуре доверия и безопасности в Европе, основанной на принципах ОБСЕ, для которой урегулирование конфликта в Украине является одним из ряда важных шагов».

В итоговом коммюнике отражены три тематических блока:

  1. Меры по стабилизации ситуации в зоне конфликта. В этой связи предусматриваются:

— имплементация режима прекращения огня к концу 2019 года;

— имплементация обновленного плана по разминированию;

— договоренность о разведении сил и средств на трех дополнительных участках (до конца марта 2020 г.);

— освобождение и обмен удерживаемых лиц, связанных с конфликтом, до конца 2019 г., на основе принципа «всех на всех»;

— предоставление полного допуска ко всем удерживаемым лицам Международного комитета Красного Креста;

— достижение в рамках Трехсторонней контактной группы в течение 30 дней договоренности о новых пунктах пропуска через линию разграничения;

— СММ ОБСЕ должна получить возможность контролировать режим прекращения огня 24/7 и использовать все прерогативы своего мандата.

  1. Меры по реализации политических положений минских соглашений:

— выражена заинтересованность в согласовании всех правовых аспектов особого порядка местного самоуправления (особого статуса) ОРДЛО в соответствии с Комплексом мер 2015 г.;

— признана необходимость инкорпорировать «формулу Штайнмайера» в украинское законодательство.

  1. Дальнейшие шаги включают:

— выполнение достигнутых договоренностей;

— проведение еще одной встречи в «нормандском формате» в течение четырех месяцев в отношении политических и безопасностных условий, среди прочего – для организации местных выборов в ОРДЛО.

Позиции сторон

Позиции сторон артикулируются почти исключительно в расчете на публичное восприятие. Условно, позицию Франции и ФРГ можно определить как готовность к максимальному содействию мирному урегулированию конфликта, включая сближение позиций Украины и РФ. Роль Франции и ФРГ в этой связи можно определить как «фасилитаторов» (непосредственных участников переговоров, способствующих поиску взаимоприемлемых решений), что существенно отличается от роли посредников или гарантов.

Позиция российской стороны заключалась в поощрении Киева к уступкам, включая выполнение предварительных условий, принуждении Киева дать соответствующие обещания и согласиться на практическое выполнение политических условий урегулирования в Донбассе, а также согласиться на прямые переговоры с руководством ДНР/ЛНР.

Определить, насколько эта позиция соответствует действительным планам и интересам российского руководства, не представляется возможным. Т. е., нет сомнений в том, что Москва добивается именно такой линии поведения со стороны Киева, но не понятно, насколько в Москве считают такой стереотип действий реалистичным.

Позицию украинской стороны определить достаточно сложно, поскольку накануне встречи переговорная позиция Киева была артикулирована различными представителями власти в неодинаковой и противоречивой манере.

Предположительно, В.Зеленский и его окружение хотели добиться следующих результатов:

— возобновить переговоры «нормандской четверки»;

— прозондировать возможность заключения соглашения об устойчивом прекращении огня;

— обеспечить обмен пленными по схеме «всех установленных на всех установленных» (Дословно В.Зеленский заявил следующее: «Договорились о начале – всех согласованных на всех согласованных. Сейчас покажут нам списки. Сейчас речь идет о Донбассе. Давайте сделаем первый шаг. Это большой шаг, потому что 72 человека могут приехать домой») .

— прозондировать возможность частичного изменения Минских соглашений, включая последовательность выполнения политических аспектов Минска-2 (последовательность и соотношение обязательств по выборам в ОРДЛО и возвращения Киеву контроля над границей);

— сбить волну протестных акций против политического урегулирования конфликта в Донбассе, организованных П.Порошенко, «Свободой» и «Национальным корпусом»;

— найти компромиссное решение по транзиту и прямым поставкам российского газа.

В.Зеленский не смог решить ни одной из этих задач, кроме собственно возобновления переговоров и подготовки обмена пленными. Впрочем, поскольку речь идет об обмене пленными с ДНР/ЛНР, для выполнения второй задачи вряд ли было необходимо проводить «нормандскую» встречу на высшем уровне.

Более важным для В.Зеленского было получить от возобновления переговоров в Париже максимальный PR-эффект (с учетом падения рейтинга, давления со стороны «национал-патриотов» и слабых шансов обеспечить прекращение военных действий в Донбассе).

Содержательные заявления сторон 

  1. Позиция Э.Макрона.

Комментируя первую встречу Путина и Зеленского, Э.Макрон заявил, что он не может «говорить об оттепели» («я не думаю, что об этом может идти речь, потому что мы видим, что каждый день, каждую неделю новые жертвы»), но может констатировать «восстановление дипломатических отношений. … Они имели возможность обменяться мнениями и достичь результатов. Первое – это обмен пленными. Также важная договоренность о прекращении огня и отводе войск. Есть политическая воля, которая приведет к тому, что будет круглосуточное слежение за ситуацией на Востоке».

По словам Э.Макрона, «наша встреча позволила подтвердить на самом высоком уровне наши общие цели по достижению надежного длительного мира, поскольку конфликт уже привел к гибели 13 тыс. человек и каждую неделю появляются новые жертвы, и он является открытой раной на европейском континенте».

  1. Позиция А.Меркель.

На пресс-конференции по итогам саммита А.Меркель с подчеркнутым оптимизмом отметила наличие у участников встречи доброй воли решать сложные вопросы, которой «наконец хватает» для абсолютно реалистичного решения этих проблем. Судя по всему, она была готова пойти навстречу пожеланиям Киева, который добивался внесения корректив в содержание и последовательность выполнения пунктов Минска-2. По словам А.Меркель, Минские соглашения не являются «окаменевшим документом», и для реализации им необходимо придать определенную «гибкость» (А.Меркель: «Минский меморандум был подписан 19 сентября 2014 года. И, конечно, учитывая прошедшие в Украине президентские выборы, можно задать вопрос: должно ли это соглашение «окаменеть» или можно вернуть его к жизни?». По ее словам, в том числе с помощью действий, предпринятых президентом Зеленским после его избрания, появилась возможность придать этому документу «движение» и «эластичность». – См. : Вачедин Д. Меркель заявила о необходимости адаптировать «минские соглашения» под реалии / DW. 10.12.2019. https://www.dw.com/ru/меркель-заявила-о-необходимости-адаптировать-минские-соглашения-под-реалии/a-51602955).

  1. Позиция В.Путина.

Отвечая на вопрос об отношениях между Россией и Украиной, В.Путин сказал: «Есть ли какое-то потепление? Я думаю, что да, а как же. Смотрите, уже состоялся обмен удерживаемыми. Мы достигли разведения сил в трех точках. Мы встретились сейчас в «нормандском формате» и обсудили очень важный широкий круг вопросов и по многим из них, мы достигли прогресса. Поэтому, все это вместе дает нам основания считать, что процесс развивается в правильном направлении».

Относительно урегулирования конфликта в Донбассе В.Путин отверг любые попытки пересмотра пунктов Минска-2:

— «Нашу позицию очень легко понять. Мы за то, чтобы выполнялись Минские соглашения…. Там написано, что Украина начинает устанавливать контроль на этой территории, на этом участке границы на следующий день после выборов. И окончательно этот процесс завершается после полной реализации всех политических процедур. Ну там так написано. Зачем вскрывать Минские соглашения? И их снова заново переписывать».

— В Минских соглашениях «каждый пункт увязан между собой», и нарушение одного пункта повлечет за собой переписывание других. А это создаст ситуацию, «при которой вообще ничего не сможем сделать».

— «Разногласия по контролю над границей связаны с тем, что этот процесс по Минским соглашениям должен начаться на следующий день после выборов».

— Необходимо продлить срок договора об особом статусе отдельных регионов Украины. Особый статус Донбасса должен быть закреплен в конституции Украины.

— Киеву не следует затягивать с выполнением обязательств по амнистии в Донбассе.

— Говоря о русском языке в Украине, Путин однозначно заявил: «Мы хотим равных прав для русскоязычного населения на Украине».

  1. Позиция В.Зеленского.

— На брифинге для украинских СМИ В.Зеленский утверждал, что итогом переговоров можно считать результат ничейным: «Мне кажется, сейчас правильно быть дипломатом, пока мы только начали говорить. Давайте говорить, пока ничья».

— Говоря об урегулировании ситуации в Донбассе, В.Зеленский заявил: «Я, честно говоря, пока не знаю, как контролировать эту ситуацию. Потому что двадцать  раз все договаривались о прекращении огня в течение этих пяти с половиной лет. И двадцать раз это прекращение огня срывалось. И мы проговорили, что мы все будем действительно к этому относиться серьезно».

— Вынужденно признавая особый статус Донбасса, В.Зеленский утверждает, что «Украина не отказывается от Крыма и Донбасса. Компромиссов тут быть не может. На Украине невозможна федерализация. Выборы в Донбассе возможны только по украинским законам и стандартам ОБСЕ».

— О контроле над границей в Донбассе: «Киев настаивает на передаче контроля над границей с РФ до проведения выборов в Донбассе, а Россия – после».

— О газовых переговорах: «Я обсудил с Путиным вопрос транзита газа, вопрос удалось разблокировать, детали обсудят на уровне советников».

— О русском языке на Украине: «Не вижу проблемы в использовании русского языка на Украине и готов общаться на нем сам».

Комментарии В.Зеленского после саммита (Заявления в прямом эфире в ходе ток-шоу «Право на владу» (телеканал «1+1», 12.12). https://www.youtube.com/watch?v=C7qJ12OzLMM«Это наша ахиллесова пята». Зеленский рассказал, о чем не удалось договориться на переговорах с Путиным / ТСН. 12.12.2019. https://tsn.ua/ru/politika/eto-nasha-ahillesova-pyata-zelenskiy-rasskazal-o-chem-ne-udalos-dogovoritsya-na-peregovorah-s-putinym-1459032.html)

 

  1. Договоренность о следующей встрече с лидерами «нормандской четверки» – это «тоже победа».
  2. Во время переговоров в Париже не удалось договориться о возвращении Киеву контроля над границей. Однако лидеры договорились обсуждать этот вопрос в дальнейшем, с разными вариантами решения проблемы, во время следующей встречи, которую анонсировали через четыре месяца. «Самый сложный вопрос – это передача границы под контроль Украины. Это очень смешно, потому что это наш рубеж и передача нашей же границы нам. Но, это действительно наше слабое место. Так называемая «Ахиллесова пята» Минских соглашений».
  3. На эти Минские соглашения пять лет назад украинская сторона сознательно пошла и подписала их. И уже на нынешнем саммите, во время личных переговоров у президентов Украины и РФ возникли кардинальные разногласия во взглядах на эту тему. «Это то, что было подписано нашей стороной, к сожалению. Об этом можно долго дискутировать, возможно были такие условия. Но мы подписали, что нам передают под наш контроль же границу только после выборов на временно оккупированных территориях. Мы очень много времени выделили на этот вопрос, очень подробно об этом говорили, у нас кардинально разные позиции с президентом РФ».

Ожидаемые результаты

 

  1. Обстановка вокруг конфликта в Донбассе и сама ситуация в зоне конфликта остается нестабильной. Ни один вопрос не был решен окончательно.
  2. Запланировано продолжение переговоров через четыре месяца, но их проведение станет возможным только в том случае, если будет выполнен весь утвержденный в декабре перечень мероприятий.
  3. В.Зеленский не привез Украине мир. На итоговой пресс-конференции В.Путин заявил о необходимости «синхронизировать» процесс достижения перемирия с проведением в Украине политических реформ, предусмотренных минскими договоренностями. По его словам, «в первую очередь речь идет о внесении в Конституцию Украины изменений, закрепляющих особый статус Донбасса на постоянной основе». В.Путин также продолжал настаивать на необходимости «прямого диалога между сторонами конфликта», исходя из позиции России, что она такой стороной не является.
  4. Источник газеты «Коммерсантъ», участвовавший в переговорах с Украиной по урегулированию конфликта в Донбассе, уточнил, что позиция Москвы по поводу последовательности выполнения Минских соглашений – жесткая. Для украинской стороны «эта встреча политический акт», а для РФ – «рабочая»: «Никто не будет ничего пересматривать». По словам российской делегации, в ходе переговоров в Париже представители Германии и Франции надавили на украинскую делегацию, и пункт об особом статусе ОРДЛО был сохранен в его первоначальной, согласованнойредакции: «Украинцам пришлось уступить и подтвердить предоставление «народным республикам» особого статуса на постоянной основе. Причем закрепить его в Конституции Украины. В принятом итоговом коммюнике по настоянию России заявлено о приверженности сторон Минским соглашениям и их незыблемости».
  1. В отношении конфликта в Донбассе ситуация складывается следующим образом:

— Возобновление переговоров в «нормандском формате» означает возврат Киева к выполнению Минских соглашений. Ситуация вернулась к состоянию 2015-2016 гг., но уже без идеи составления «дорожной карты» по выполнению «Минска-2». Теперь по настоянию российской стороны речь может идти только о буквальном выполнении пунктов документа «Комплекс мер…» (2015 г.).

— Если ситуация вновь зайдет в тупик, диалог в «нормандском формате» опять будет заблокирован. Если после двух-трех встреч прогресс в политическом урегулировании конфликта достигнут не будет, диалог вновь прекратится.

— Позиция В.Зеленского по политическим аспектам урегулирования в рамках документа «Минск-2» очень похожа на позицию П.Порошенко. Альтернатив у Киева немного. Либо В.Зеленский будет пытаться тянуть время, в расчете на изменение политической конъюнктуры в Европе и США, либо ему придется согласиться на дальнейшие действия по политическому урегулированию конфликта в Донбассе, включая принятие законов о выборах в ОРДЛО, амнистии и согласие на само проведение выборов в ОРДЛО.

— Несовпадение позиций Москвы и Киева ставит под сомнение вопрос о прекращении военных действий. По крайней мере, до сих пор боевые столкновения рассматривались как фактор давления российской стороны на Киев (с целью подтолкнуть украинскую сторону к выполнению «Минска-2»). Тем не менее, на данном этапе украинская сторона сама отказалась от разведения сил по всей линии соприкосновения под предлогом того, что Киев сможет обеспечить отвод своих военных.

— При отсутствии стабильного режима прекращения огня согласие Киева на проведение выборов невозможно по сути. При этом обе стороны в равной мере имеют возможность манипулировать вопросами нарушения перемирия, соблюдение которого никто не может гарантировать.

— «Формула Штайнмайера» без согласования того, как будут проходить выборы, и каким должен быть «особый статус» – пустая формальность.

— По мере свертывания рейтинга поддержки В.Зеленского, его команда будет вынуждена подменять процесс урегулирования конфликта в Донбассе элементами пропаганды. Как отмечает И.Гужва (Страна.ЮА), В.Зеленский «не закрывает двери для диалога с Путиным», пытаясь «превратить это в бесконечный сериал – без результата, но с интригующим сюжетом». Потому, чтобы не прерывать контакт, какие-то тактические шаги будут совершаться (обмен пленными, точечное разведение войск, намечена очередная встреча через 4 месяца). При этом, главный вопрос – сколько В.Путин и другие участники процесса будут готовы участвовать в этом сериале, понимая, что результата они не увидят.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here