На прошлой неделе председатель комитета по иностранным делам парламента Венгрии  Жолт Немет, депутат от правящей партии «Фидес» заявил СМИ, что пришло время начать украинско-венгерский диалог на высшем уровне. Венгрия готова «перевернуть новую страницу» в отношениях с Украиной, также сказал он. Немет выразил сожаление по поводу того, что у Василия Брензовича, председателя Общества венгерской культуры Закарпатья (КМКС), больше нет мандата в Верховной раде. Говоря об украинских законах об образовании и языке, Немет также высказал сожаление,  что «права венгров на Закарпатье не были восстановлены».

 Государственный секретарь Министерства иностранных дел и торговли Левенте Мадьяр заявил, что Венгрия заинтересована в восстановлении стабильности и безопасности в Украине, поскольку конфликт на востоке страны дестабилизировал весь регион с геополитическими последствиями. «Мы помогаем Украине, насколько это возможно», — сказал он, напомнив о 100 млн  евро, выделенных  Украине. Он отметил, что теперь пора Украине ответить на «доброжелательную дружественность»  Венгрии.

В Украине проходит административно-территориальная реформа, которая направлена на сокращение районов по всем областям. В Закарпатской области хотят сформировать четыре крупных района вместо существующих тринадцати. Заместитель главы Закарпатского облсовета Йосип Барто заявил о необходимости создания в регионе Венгерского района с центром в Берегово. Он считает, что из-за административно-территориальной реформы может нарушиться коммуникация между венгерскими поселениями. Венгры Закарпатья считают, что должен быть создан (или переименован) еще и пятый район, где компактно проживает венгерская община Закарпатья, а это целый Береговский и части Виноградовского, Мукачевского и Ужгородского районов.

С другой стороны, вице-премьер по европейской и евроатлантической интеграции Дмитрий Кулеба рассказал об определенных  «красных линиях» Украины в отношениях с Венгрией. Ключевая «красная линия» заключается в том, что украинцы венгерского происхождения являются гражданами Украины,  отметил заместитель премьер-министра. По его словам, Венгрия имеет полное право поддерживать своих этнических соотечественников, но Украина всегда будет воспринимать их как своих граждан, со всеми правами и обязанностями.

воля фотоО существующих украинско-венгерских проблемах и путях их решения  Фонду «Украинская политика» рассказал эксперт-международник Владимир Воля

В самой  Венгрии существуют проблемы,  заложенные  в венгерской истории еще 100 лет назад.  Отмечу, все «новые» политические  заявления появляются в ноябре, поскольку 13 ноября 1918 года Венгерская Республика подписала акт о капитуляции, а 15 ноября 1920 года регент Венгерского Королевства Хорти ратифицировал Трианонский мирный договор, в котором были реализованы трудно принимаемые  позиции  для венгерского народа. В результате этого договора 65% населения оказались вне Венгрии, также было потеряно около 70% территории.  Для национального самосознания подобный договор был очень унизительным.

Следствия Трианонского договора мы видим уже в наше время: Венгрия – это многонациональное государство, и этот момент «трианонского унижения» как они говорят, остался, когда границы государства и границы расселения венгерского народа не совпадают. Это является одним из важных факторов венгерской внешней политики, и они прямо и почти дословно об этом говорят. Поэтому они очень активно работают с той частью венгерского народа, которая оказалась за пределами государства Венгрии, как оно было определено по результатам и положениям указанного  договора.  Периодически они имеют проблемные отношения с соседями,  в нулевые годы это было  со Словакией, где проживает значительная венгерская диаспора. Периодически у Венгрии случаются проблемы во взаимоотношениях с Сербией и Румынией.

В Украине тоже есть венгерская  диаспора, но до недавнего времени все было  спокойно, потому что венгерская община на Закарпатье жила еще по тем реалиям, которые были во времена Советского Союза, т.е. для них это было естественное состояние жизни. Но когда начали менять закон об образовании, то фактически это стало фактором, который запустил ту проблему, которую мы сейчас видим – обострение отношений. Плюс добавился закон о защите украинского языка в статусе украинского как государственного языка и не появились другие законы о среднем образовании, которые тоже не компенсируют  напряжение. А законы о языках национальных меньшинств пока отсутствуют. Поэтому у Венгрии, которая очень внимательно  в последние 20 лет работала над вопросом защиты прав своей диаспоры, в этом  списке появилась Украина.

Что касается языковых прав венгерской диаспоры, то тут ситуация выглядит слишком неоднозначной, поскольку выходит так, что на Закарпатье образуется анклав, на территории которого не знают и не понимают государственный язык. Люди не хотят интегрироваться в государство Украина. Возможно, это было бы нормальной и приемлемой практикой в ХIX – начале ХХ века, но реалии таковы, что того уровня безграмотности нет: все просвещены, все учатся в школах.

С другой стороны, нарушен уклад венгров в Закарпатье, которым они жили многие десятилетия. Если они привыкли, что от них никто ничего не требует, они не учат украинский и русский языки,  а тут – какие-то «претензии».

Понятно, что это неудобство и конфликт для венгерских властей,  в самой же Венгрии появляется дополнительный инструмент: использование вышеуказанных законов как инструмент борьбы внутри Венгрии и получение там  политических баллов партиями. Также можно дополнительно получить голоса в поддержку от закарпатских венгров, имеющих двойное гражданство. Получается, что эта проблема политизирована и  дает политическую выгоду венгерской власти.

Вместе с тем, не стоит ожидать, что Венгрия откажется от тех претензий, о которых она заявила. Собственно говоря, то, что было совсем недавно —  после заседания парламента председатель комитета по иностранным делам Жолт Немет, являющийся представителем правящей партии «Фидес», говорил о том, что Венгрия готова «перевернуть страницу в двусторонних отношениях с Украиной», и настало время начать диалог на наивысшем уровне, чтобы решить существующие проблемы.

Это следует понимать так: те проблемы, которые возникли при предыдущем президенте, Верховной Раде и правительстве, они были и остались, их со сменой власти в Украине никто не забыл, не отложил в сторону. Просто был некоторый период вежливости и доброжелательности в отношении нового руководства Украины, пока в Украине новый президент вступит в полномочия, новая Рада, новое правительство войдет в курс дела. И вот теперь некий период, в течение которого не беспокоили новую власть – заканчивается.

Я полагаю, что венгерское руководство начнет более активно действовать в контактах с украинским руководством для того, чтобы обсудить украинско-венгерские проблемы. Думаю, что заявление Жолта Немета знаменует завершение затишья в венгерско-украинских отношениях по двум проблемным вопросам – это то, что касается закона об образовании и языкового закона – и начинается активная фаза. Не исключаю, что будут активные консультации и переговоры. Фактически венгерское руководство вплотную придвинуло к Владимиру Зеленскому этот блок проблем.

Думаю, что в ближайшие недели следует ожидать каких-то заявлений со стороны венгерских властей или, возможно, подготовку каких-то двусторонних контактов на высшем уровне. А в списке проблем Закарпатья и украинско-венгерских отношений может появиться еще одна проблема. Это проблема административно-территориальной реформы. Учитывая то обстоятельство, что новая украинская власть решила быстренько эту реформу провести в первой половине следующего года, то тут возникает вопрос реформ самоуправления. Она затрагивает как раз интересы венгерской общины в Закарпатье. Уже есть несколько проектов того, как будут изменены границы районов в этой области: вместо тринадцати  районов будет четыре.  Я так понимаю, доминирующий вариант предполагает, что территория компактного проживания венгров вдоль венгерско-украинской границы будет разделена между всеми этими четырьмя районами. Уже по этому поводу высказал недовольство представитель венгерской общины зампредседателя областного закарпатского совета – он назвал ситуацию «проблемой».

Я предполагаю, для нового президента официальным Будапештом будет озвучена новая проблема по официальным каналам — по мере приближения административно-территориальной реформы  —  тема территориального деления Закарпатья и вопрос о территориальной автономии.

Сейчас венгры живут в двух  районах, но если  из 13 районов сделают четыре, то вся область компактного проживания венгров будет разделена на четыре части. Будапешт сторонник того, чтобы венгры были в одном территориальном образовании, в одной административно-территориальной единице. Со стороны центральной украинской власти – это как инструмент  недопущения возможного сепаратизма,  со стороны венгров – это неприемлемо.

Со временем венгерское руководство, т.е. официальный Будапешт, будет настаивать и на том, чтобы на территории Украины была территориальная автономия венгров. Это довольно серьезная проблема. Требования Венгрии звучат сейчас приблизительно так: Украина должна выполнить предписания Венецианской комиссии, и это касается языковой составляющей. Они настаивают на том, чтобы у венгров был определенный объем языковых прав, а этот объем прав, вследствие законов, уменьшается. Они считают, что это неправильно. Был определенный мораторий об отсрочке введения определенных положений образовательного закона. Скорее всего, этот механизм будет задействован, а что касается закона о языках и нацменьшинств, то тут предстоит дискуссия между новой украинской властью и венгерским руководством. Сложно предположить, каким будет итоговый вариант, поскольку не совсем ясно, к чему склонна власть, которая сейчас в Украине.

Что касается компромисса по поводу образовательного закона, он, отчасти, был достигнут при прежней власти, но не реализован. Что касается языкового закона – тут новая украинская власть была конформистской по многим вопросам, я не исключаю, что она побоится сделать какие-то серьезные шаги навстречу венгерскому руководству, венгерской общине. А то, что касается меньшинств – вопрос нерешенный, но то, что касается некой автономии, я думаю, украинская власть не пойдет навстречу венграм, если такая проблема будет озвучена.

В любом случае, президент Зеленский является заложником существующих  тенденций, в том числе, мнения радикальных групп, относительно тех вопросов, которые касаются Донбасса, языковой политики, национальной политики. По поводу земли – они закон продавили, а по поводу таких, как война и мир, пока я не видел признаков того, что Зеленский готов перестать оглядываться на опросы общественного мнения. Общественное мнение не благоприятствует  компромиссам.

Если говорить о возможном  сценарии, подобному тому, что происходит на востоке Украины, то напоминаю, что Венгрия – член Европейского Союза. Она связана определенными обязательствами. Венгрия еще ни разу не поддерживала какие-то волнения, недовольства на территории соседних государств: Сербии, Словакии, Румынии. Существуют проблемы, но они их обсуждают. Кроме того, все государства связаны взаимными обязательствами относительно прав национальных меньшинств соседних государств, которые проживают на их территории. Абсолютно не вижу  возможностей в Закарпатье  получить  тот вариант, который мы видим на Донбассе. Если говорить о венгерском руководстве, то оно не демонстрирует и вряд ли будет демонстрировать готовность к каким-то действиям, чтобы поддерживать некие  гипотетические «сепаратистские»  процессы.

В то же время Украина является ассоциированным членом ЕС, и она вынуждена будет имплементировать какие-то нормы, хочет того или не хочет, но то, на чем настаивают венгры, а на их стороне и европейский опыт, опыт ЕС, поэтому они упрямо будут отстаивать свою позицию, что они и делают. Максимальный вариант их реагирования на уровне ЕС и НАТО – блокирование каких-то инициатив с участием Украины, плюс какие-то решения о предоставлении помощи, но на большее они не пойдут.

Украина должна прислушиваться к рекомендациям Венецианской комиссии. Венецианская комиссия – это не Евросоюз, а подразделение Совета  Европы. Есть европейские нормы относительно национальных меньшинств, поэтому, теоретически Украина должна ориентироваться в своих стандартах, своем внутреннем праве на эти нормы, принципы регулирования межэтнических отношений и существования национальных меньшинств в составе государств.

Необходимо подчеркнуть, что формы диалога у Венгрии с Украиной пока  нет. А Венецианская комиссия выступает  за демократию через право, это консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы. Скорее всего, это политический конфликт между странами.  Понятно, что острота его не такая высокая, как бывает у многих конфликтов, но, тем не менее, мы видим именно политический конфликт по причине того, что есть одна позиция, есть позиция противоположная и есть действия той или иной стороны, а в данном случае – Венгрии —  по отстаиванию их позиции. Украинское государственное руководство тоже жестко демонстрирует свои позиции, т.е. мы имеем противостояние позиций – это однозначно конфликт. Были консультации, обмен мнениями, встречи, но эти встречи пока  не привели к тому, чтобы разрешились проблемы.

«Перевернутая  страница», образ, который озвучил Жолт Немет, означает, что  венгерская сторона хочет начать диалог. Некоторое время  венгерские власти  не комментировали  проблем двухсторонних отношений.  Но в настоящее время официальный Будапешт  решил начать активно общаться по тем же проблемным вопросам, но  уже с новой украинской властью, чтобы добиться понимания и реализации своей позиции.

В заявлении Жолта Немета, по моему мнению, видно, что Венгрия не собирается отступать от своих позиций по закону об образовании и по поводу языкового закона. И не исключается возможность того, что в этом списке вскоре появится их позиция по административно-территориальной реформе Закарпатской области. Поэтому  рано говорить о том, что возможны какие-то потепления отношений. Пока этого не предвидится и предстоит начало активного диалога между руководством Венгрии и новым руководством Украины по проблемам, которые остались неразрешенными на момент президентских и парламентских выборов в Украине. Поэтому «перевернутой страницы» пока нет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here