Последняя миссия МВФ работала в Киеве с 12 по 26 сентября. В течение ее встреч с украинскими чиновниками в СМИ появились сообщения о срыве переговоров:  издание The Wall Street Journal сообщило, что  Международный валютный фонд отложил предоставление макрофинансовой помощи Украине.

Однако 27 сентября миссия обнародовала итоговое заявление, которое не содержало  подобной информации. МВФ продолжит дискуссию с Украиной о новой трехлетней программе EFF в ближайшие недели, отметили тогда  специалисты миссии. Глава миссии Рон ван Роден также сказал, что миссия провела «продуктивные дискуссии»  для новой трехлетней программы, особенно о фискальной и денежно-кредитной политике  и о ключевых шагах реформ.

В середине октября  украинская делегация приехала  на ежегодную встречу стран-членов МВФ в Вашингтоне, члены делегации не скрывали удовлетворения от результатов поездки. В США правительство и НБУ планировали продолжить переговоры о новой программе расширенного финансирования EFF, которые застопорились после безрезультатного визита миссии Фонда в Киев в сентябре.

Однако Международный валютный фонд отложил визит своих представителей в Украину: финальный этап переговоров о новой программе финансирования начнется не раньше второй половины ноября. Процесс не заморожен, но приезд миссии  произойдет  позже. Причина – украинские власти пока не сформировали окончательный пакет законов, на которых настаивает МВФ. Финансовые аналитики говорят, что новое соглашение будет достигнуто, если стороны договорятся по таким ключевым моментам: открытие рынка сельхозземель, достижение Украиной ощутимых результатов в борьбе с коррупцией, введение Кабмином рыночных цен на газ для населения, приватизация крупных гособъектов, передача Нацбанку полномочий за деятельностью небанковских учреждений – всего десять пунктов.

Также недавно в МВФ заявили, что Украине необходимо уменьшить роль государства и олигархов в экономике. Об этом заявил представитель МВФ Джерри Райс во время брифинга в Вашингтоне, сообщается в пресс-релизе на сайте МВФ.

Правительство рассчитывает, что все же  удастся достичь договоренностей  о новой программе расширенного финансирования (EFF). В НБУ вероятность того, что Киев получит новую программу МВФ в 2019 году,  оценивают как «очень высокую». При этом программа, о которой Украина  говорит с МВФ, она – soft, то есть намного легче, чем EFF, которую Украина получила в 2015 году, отмечают финансовые аналитики.

Какие обязательства должна взять на себя Украина, чтобы получить деньги Фонда? Почему МВФ пока откладывает  новую программу по Украине?  Диктует ли  МВФ «правила игры» Украине?  Есть ли план у правительства,  как гасить госдолг страны? Эти вопросы обсудили Виктор Суслов,  экс-министр экономики, финансовый эксперт и Олег Журавлев, экономический эксперт.

Виктор Суслов,  экс-министр экономики, финансовый эксперт

Правительству Алексея Гончарука, возможно, придется отложить на 2020 год решение одной из важнейших задач первых месяцев своей работы. Переговоры о новой программе финансирования МВФ пока застопорились. При этом Украина успешно пережила 2019-й – первый год пиковых выплат по внешнему долгу. Но это только начало: впереди еще два тяжелых испытания – 2020 и 2021-й. Если в текущем  году правительству и НБУ нужно было выплатить кредиторам около $6 млрд, то в следующем нагрузка существенно вырастет – до $9 млрд.

МВФ  всегда ставит определенные требования, и разные правительства эти требования стараются  выполнять.  Одно из этих требований сегодня  – серьезное уменьшение дефицита бюджета, до 2%. А если уменьшить дефицит,  значит, что придется хуже жить, ведь премьер-министр Алексей Гончарук уже  заявил, что каждая третья гривна пойдет на выплату долгов. Соответственно, так и двигаемся. Если говорить о «новом» бюджете Украины, то он ничем не примечателен. Бюджет абсолютно старый, в таком же стиле, как  прошлый и позапрошлый бюджет. Он основан на низких темпах роста – 3.7%, поэтому никаких больших прорывов, особенностей, успехов нет и быть не может.

Все, кто ожидал, что изменится экономическая политика, что ситуация в стране  будет совсем другой, что социальная политика будет другой, что начнется быстрый рост украинской экономики – могут успокоиться. В следующем году не планируется ни экономического роста, ни решения социальных проблем.

МВФ должен был приехать в начале ноября, но этого не произошло. Вероятно, МВФ приедет после того, как будет проголосован закон о бюджете, чтобы убедиться, что предварительно согласованные параметры выполнены. Да, МВФ не прогнозировал на следующий год высокий темп роста и не поверил бы в них. МВФ для украинской власти является тем отрезвляющим фактором, который принуждает к принятию более-менее достоверных показателей бюджета. Недавно распространявшиеся слухи о том, что МВФ не едет, поскольку недоволен Украиной (со ссылкой на «The Wall Street Journal»), опровергались правительством.  И хотя Алексей Гончарук заявлял, что у нас в отношениях с МВФ нет никаких неясностей, но по факту МВФ по-прежнему не едет.

Необходимо подчеркнуть, что МВФ ведет переговоры с Украиной по новой программе и Фонд, скорее всего, эту новую программу даст и утвердит. Сейчас появилась  проблема ОВГЗ, и интересно — как МВФ относится к этой крайне опасной политике и, я думаю, ошибочной, связанной с активной реализацией нерезидентам облигаций (ОВГЗ). Украина в этом году реализовала эти облигации, перейдя  символическую цифру – 100 млрд гривен и продолжает вести эту политику.

Опасность этой политики заключается в том, что инвесторы заработают очень много, существуют высокие процентные ставки при не девальвационной политике, а ревальвационной, нацеленной на укрепление курса гривны. МВФ это должно было бы «зацепить». Такая политика – это политика строения финансовой пирамиды, и она должна привести к серьезным проблемам в плане обслуживания долгов. Любая пирамида в такой ситуации падает и наступит такой момент, когда она упадет, а  выплачивать эти высокие проценты Украина не сможет. Но со стороны украинского правительства были заявления,  что ничего страшного не случится, что они девальвируют гривну, напечатают ее и рассчитаются по ОВГЗ. Если на это правительство действительно нацеливается, то МВФ будет тормозить с принятием решения по программе своего кредитования, потому что МВФ стоит всегда на страже интересов внешних кредиторов. Если есть намерения снизить таким способом их доходность, я не думаю, что МВФ будет это поддерживать, но все равно эта политика закончится плохо. Уже в следующем году положение Минфина станет более сложным. В январе-феврале 2020 года основная масса платежей по валютным долгам приходится на долларовые ОВГЗ, которые можно рефинансировать, поскольку обычно главные покупатели этих бумаг – госбанки. А вот в марте начинаются крупные выплаты по другим обязательствам — перед МВФ и держателями украинских еврооблигаций.

Что касается новых кредитов, которые страна  возьмет у МВФ, то они нам нужны, чтобы отдавать старые кредиты, как МВФ, так и другие. Деньги опять пойдут в состав валютных резервов, поскольку в следующем году надо выплачивать большие суммы  по обслуживанию долгов, и именно эти кредиты МВФ будут использованы для обслуживания долгов и погашения обязательств по ним, это одна сторона. Другая сторона традиционная: известно, что  программа Фонда есть, что она успешно реализуется, и что Украине можно продолжать давать деньги.

При этом также можно утверждать, что сегодня МВФ диктует Украине правила игры, потому что МВФ ставит в переговорах свои условия, а Украина их обычно принимает и будет принимать. По прошлому опыту работы многих стран  с МВФ,  все знают, что МВФ ни одну страну и ни из какого тяжелого положения никогда практически не вывел, что это временные эффекты, связанные с переносом проблем в будущее.

Я считаю, что сотрудничество с МВФ важно с точки зрения обязательств, но радикально это сотрудничество не решает инвестиционного климата в Украине. Здесь совершенно другие вещи необходимо делать, начиная от полного прекращения войны на Донбассе, выполнения Минских соглашений, до всех других в перечне мероприятий, которые все давно знают: завершение судебной реформы, очищение судебной системы, защита прав инвесторов и кредиторов.

По-настоящему, надо было бы радикально менять экономическую политику, не так, как ее представляет МВФ, а как осуществляли ее страны, успешно добивавшиеся экономического развития, т.е. переходя к более протекционистской политике. Необходимо вести промышленную политику, поддерживать науку, определять приоритеты, и делать все то, что нынешнее правительство пока не понимает и не воспринимает. Это уже независимо от МВФ, поскольку политика МВФ все же нацелена на выплату долгов кредиторов.

Какие обязательства должна взять на себя Украина, чтобы получить деньги Фонда? В СМИ опубликован  список условий, выдвигаемых МВФ. В нем десять пунктов, при этом часть из них Украина уже выполнила. Я не буду рассматривать все, коснусь самого «больного» вопроса на сегодня – открытие рынка земли.

МВФ весьма  заинтересован в открытии рынка земли, поскольку это последний актив, который, как предполагается, может быть успешно продан, а, следовательно, открытие рынка земли должно облегчить расчет по внешним долгам. Если это будет сделано грамотно, то еще несколько лет открытие рынка земли может продолжать спасать Украину от дефолта и обеспечивать расчет с внешними кредиторами. Иначе говоря, продажей земли мы должны рассчитаться по многим нашим долгам перед внешними кредиторами.

Но существует и еще один вариант рынка земли  – это тот, по которому мы сейчас идем: есть 11 проектов, и когда на вопросы  «как будет идти открытие рынка», у правительства  нет ответа. Сегодня опять бастуют аграрии против продажи земли. А из-за чего они бастуют – это ключевой вопрос, на который никто сегодня не отвечает. Все аграрии, представители аграрного сектора, и фермеры, и представители крупных аграрных корпораций и агрохолдингов  – они все боятся одного:  что земля будет продана таким образом, что налаженное производство на этой земле будет нарушено или разрушено. Все они работают на основе аренды земельных паев на достаточно длительные сроки, а если пойдет стимулированная продажа, то у них не будет никаких преимущественных прав по выкупу этих земель. Кто-то другой может выкупить все или частично, тогда будет разрушена система ведения хозяйства. Они понесут большие убытки. Это, мне кажется, центральная проблема нашей земельной реформы.

Мы же должны руководствоваться соображениями и защитой интересов страны, а в Украине очень эффективное сельское хозяйство. Основа ведения сельского хозяйства основывается на арендных отношениях , и это  реально оказалась очень эффективным.  Украина – один из крупнейших в мире экспортеров зерна на сегодня, мы производим и реализуем столько, сколько никогда раньше в истории не производили. У нас сложилось высокомеханизированное индустриальное сельское хозяйство с использованием огромных площадей, с использованием современной техники, и если все это распродать по паям, то украинское сельское хозяйство будет разрушено. А на вопрос, как продать землю так, чтобы она досталась тем, кто на ней работает  – украинские законопроекты не отвечают.

А если будет разрушено то, что дает прибыль и доходы в бюджет, ведь урожай идет на экспорт, то сократятся доходы государства. А наши либертарианцы  не думают – как  они будут отдавать долги. Они считают более «непосредственно». Ведь сразу (!)  можно получить деньги в бюджет от продажи земель, от продажи тех 11 млн га, которые находятся в государственной собственности. Одновременно, значительная часть этих земель также находится в аренде. В результате этой реформы можно не улучшить положение, а весьма серьезно все ухудшить. От аграриев очень много зависит, но в том и парадокс:  навязывается идея, что создать  рынок земли — это хорошо, но эта идея не поддерживается теми, кто этот рынок обеспечивает, кто на нем работает.

Олег журавлев фото

Олег Журавлев, экономический эксперт

Я считаю, что МВФ готов предоставить Украине новую программу кредитования. Наша система взаимоотношений с МВФ построена таким образом, что Украина уже перешла в разряд тех кредиторов, которых просто так бросить нельзя. Никто не хочет быть причастным ни к нашему банкротству, ни к потере такого стратегического союзника, поэтому МВФ будет продолжать общаться и вести переговоры и, скорее всего,  мы придем к реструктуризации и к новым траншам. Правительству необходимо проводить политику, направленную на отстаивание интересов Украины, т.е. это просто список каких-то требований со стороны МВФ и Украина обязана их просто выполнить.

Во-первых, мы должны говорить о реструктуризации существующей задолженности, причем не по такой схеме, как это было сделано с экс-министром финансов Украины Натальей Яресько. У нас система реструктуризации  «по Яресько» ограничивает наши потенциальные возможности экономического роста, ведь чем больше мы растем, тем больше мы вынуждены заплатить, что делает невыгодным этот самый экономический рост. Экономический рост невозможен без политического урегулирования и это все должны понять. Только после этого мы можем говорить о каком-то экономическом росте, который даст нам существенный рост  ВВП.  Но сегодня это просто нереалистично. Получается ситуация, что мы пребываем в некой серединной позиции, когда МВФ озвучивает свои требования,  которые сейчас фигурируют в прессе:  бюджет, изменения в закон о Фонде гарантирования вкладов, независимость АМКУ,  рынок земли, рыночные  цены на газ,  анбандлинг «Нафтогаза» и другие.  К процессу анбандлинга вообще масса вопросов, но больше всего вопросов вызывает рынок земли.

Основные требования МВФ говорят нам о том, что законодательство, которое есть, должно еще и заработать. Моя точка зрения заключается в том, что если бы в законодательстве работала правоохранительная система, то коррупционеров можно было бы судить по старым статьям.  Для этого не надо принимать отдельное антикоррупционное законодательство. Факты коррупции укладываются во все статьи Уголовного Кодекса. Если есть законодательство, то оно должно начинать работать, как и все остальное, а не просто декларировать свое существование, как в настоящее время.

Что такое – десять требований МВФ? МВФ ведь не  просто так приехал в Украину, а потом  уехал.  Есть представительство МВФ в стране, есть люди, которые в нем работают, общение между МВФ и его ведомствами происходит на ежедневной основе, идет постоянный обмен информацией. Эти десять требований нигде не существовали в том или ином виде, в тех или иных меморандумах до недавнего времени. МВФ не просто приезжает и предоставляет к выполнению свои требования, его представители говорят, что они сторонники рыночных реформ, преобразований, рыночных цен, разделения (анбандлинг) добычи и транспортировки к конечным потребителям определенной услуги. А под эти задачи правительство Украины само предлагает набор конкретных действий. Главный параметр – бюджет при дефиците 2%.  Проект бюджета-2020, поданный Кабмином в Раду ко второму чтению,  соответствует этому требованию и это очень хороший параметр. Его можно достигать двумя способами: либо сокращать расходы, либо увеличивать доходную часть бюджета, чтобы прийти к балансу при дефиците в 2%.

Если говорить о анбандлинге «Нафтогаза» – это такая «вишенка на торте». МВФ не требует именно рыночную цену на газ, хлеб или масло, но  в доктрины, которые проповедует МВФ заложена рыночная экономика. Это значит, все цены на любые товары, продукты, которые реализуются внутри конкретной страны, должны быть сформированы на рыночных принципах. В Украине есть газ собственной добычи. Если этот газ добывать из скважин, указывать затраты на производство, указывать рентабельность,  платить зарплаты людям, то образуются цены на балансе спроса и предложения —  то эта цена все равно будет ниже, чем цена, которая «нарисована» из какого-то европейского хаба, и она будет рыночной, потому что это рыночные механизмы. А дальше это уже дело государства: продать  газ по этой рыночной цене своим гражданам, или дать всем по цене одного газового хаба – но тогда это не рынок с точки зрения  МВФ.

МВФ много говорит о рынке земли, не то, что они наступает на одни и те же грабли, это уже программа, заложенная в голове сотрудников Фонда. Эта программа называется «рыночное преобразование», а это значит, что во всех отраслях и сферах должны быть рыночные механизмы. Естественно, что рынка земли нет, потому что у собственников нет возможности ее продать. Соответственно, это не рынок в классическом понимании. Конечно, те люди, которые получили эту земли, они рано или поздно должны получить право ею полностью распоряжаться. К этому рынку надо подходить очень осторожно, он должен рано или поздно появиться, но с набором ограничений. Здесь надо посмотреть на международную практику, как это сделано во Франции или в  Германии.

Для Украины самая большая проблема заключается в том, что у нас не работает законодательство и судебно-правоохранительная система, т.е. в законодательстве написаны правильные ограничения, а потом просто их не соблюдаем и делаем что хотим, – и мы, и инвесторы, и наши партнеры. Мы сейчас придумаем и возьмем за основу какой-то закон о земле. Представим себе, что мы создаем комиссию в каждом регионе, как это существует во Франции, и туда входят представители бизнеса, только во Франции эта комиссия работает и выполняет свою задачу, а у нас эта комиссия будет очередным клубком коррупционных деяний. Вот в чем разница. У нас ничего не работает:  пока не начнут открывать конкретные уголовные дела, не начнутся определенные юридические процедуры, связанные с деолигархизацией, о чем заявляет правительство, и пока не начнет работать Антимонопольный комитет – никакого «рынка» с точки зрения МВФ не будет.

Мне кажется, что эти десять  пунктов – это и желания нового правительства. Например, как только Антимонопольный комитет начнет работать, тогда можно увидеть результат, потому что он до сих пор не выполнял свою функцию. Точно так же с банками, которые выводятся с рынка. Мы увидели хорошее намерение, но отсутствует  должная реализация  —  в стране просто не работает законодательство, необходимое для защиты  в судах и  правоохранительных органах.

Также я надеюсь, что у правительства есть в бюджете средства на погашение госдолга, но я до конца не уверен, что справятся. Хотя официально — экономическое чудо в 2020-ом году откладывается. Кабинет министров презентовал доработанный проект бюджета на 2020 год, в нем нет ни резкого роста экономики, ни эффекта от реформ, начатых новой властью. Если мы будем выполнять доходную часть, тогда мы справимся, но обычно бюджет по доходам мы не до конца выполняем, поэтому здесь могут быть проблемы. И  правительству  уже сейчас нужно вести  переговоры с миссией МВФ по этому поводу.

Что касается заинтересованности МВФ в инвестициях в Украину, то если взять классическую экономическую теорию, эта организация, безусловно, должна быть заинтересована, чтобы страна рано или поздно замещала свои внешние кредиты  инвестициями. МВФ – это не только  про деньги, это про то, чтобы страны, которые пользуются ресурсами МВФ, оставались в орбите влияния той среды и идей, которые МВФ представляет, а это либеральная экономика. Но единого рецепта нет, и, конечно, это не всегда хорошо  для страны. Новые кредиты Украины частично идут на оплату старых долгов, а частично в резервы Нацбанка. Просто нас не могут спасти кредиты. Кредиты – это всего лишь деньги, которые мы потом должны возвращать, но еще и с процентами. Нам нужны инвестиции в реальный сектор экономики. Это деньги, которые должны приходить в Украину, чтобы здесь что-то создавать. И если говорить о первом транше МВФ, я думаю, он поступит весной 2020 года, когда правительство можно будет оценивать по его реальным шагам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here