В Брюсселе 28 октября прошли  переговоры о заключении нового контракта о транзите  российского газа в ЕС через газотранспортную систему Украины.  Действующий ныне 10-летний контракт заканчивается 31 декабря 2019 года. Если нового контракта не заключат, то Украина перестанет быть транзитным государством. Транзит российского газа в ЕС через украинскую ГТС является крупнейшей статьей экспорта украинских услуг. Ежегодно транзит газа приносит государству около $3 млрд (75 млрд грн) доходов — это около 2-2,5% от ВВП Украины.

При этом, вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович заявил, что разочарован результатами трехсторонних переговоров. «Мой посыл на сегодняшних переговорах — время на исходе. Наступает критическое время. Когда нужно определиться. Это то, к чему я апеллировал во время сегодняшних переговоров с обеих сторон. Вынужден заявить, что я разочарован итогами сегодняшней встречи», —  рассказал он.

В Датском энергетическом агентстве  30 октября  выдали разрешение на прокладку газопровода «Северный поток-2». Как говорится в сообщении ведомства, магистраль пройдет к Юго-Востоку от острова Борнхольм. Для быстрого завершения строительства второго газопровода из России в Германию «Северный поток-2»  было необходимо получить это разрешение.

По информации «Интерфакс-Украина» президент Украины Владимир Зеленский заявил, что Украина была готова к решению Дании. «Это вопрос не только энергетической безопасности, это вопрос геополитический, поэтому я вам скажу откровенно, что это усиливает Россию и ослабляет Европу», — сказал Владимир Зеленский.

Однако, отмечают эксперты, точки взаимных  интересов Украины и РФ  есть: это рост потребления газа в Европе из-за перехода электростанций с угля на газ и закрытия АЭС в Германии,  истощения запасов газа в Северном море.

Следующая встреча переговоров по газу  запланирована на ноябрь этого года.

Почему Дания согласилась разблокировать «Северный поток-2», что происходит со строительством  «Турецкого потока»,  может ли решение  Дании  повлияет на ход переговоров по транзиту? Эти вопросы комментируют Валентин Землянский, эксперт по энергетике и  Геннадий Рябцев, руководитель исследовательских проектов НТЦ «Психея».

валентин землянский фотоВалентин Землянский, эксперт по энергетике

Комментируя заявление Владимира Зеленского относительно того, что решение Дании является «геополитическим и усиливает Россию, при этом ослабляет Европу». Можно отметить, что «ослабление»  Европы – это весьма спорный вопрос, потому что в данном случае, выгода взаимна. И потом, речь идет не о всей Европе,  речь идет, прежде всего,  об интересах Германии, которая становится одним из основных игроков на газовом рынке, и, по сути дела, главным европейским хабом. Это то, что Украина отдала практически даром, потеряв возможность монопольного транзита.  Украина отдала свое монопольное положение по транзиту российского газа. Если в целом, то Европа получает альтернативные маршруты поставок газа. Это, скорее, проигрыш Украины, нежели Европы.

Если же говорить о том, почему Дания именно сейчас одобрила строительство второго газопровода по дну Балтийского моря, то было анонсировано, что решение будет принято в октябре. Я так понимаю, Дания просто выдерживала процедурный временной промежуток, далее которого шагнуть не могла.  Дания выдала разрешение на строительство  польского газопровода «Baltic Pipe» —  практически в том же участке, на котором должен проходить «Северный поток-2». По сути дела – это противоречие. Если вы собирались строить один газопровод, а дали разрешение второму, то, в данном случае, Данию могли обвинить в дискриминации. Кстати,  Коболев говорил о том, что ожидали решения Дании относительно прокладки «Северного потока», но сенсация произошла исключительно  в украинских СМИ.

Что касается запуска «Северного потока – 2», думаю, это произойдет к середине следующего года: в конце весны или в начале лета. Почему? Потому что «Северный поток» – это не просто труба от одного берега до другого. Речь идет о необходимости проведения фосфорно-воздушных работ,  о необходимости достройки сухопутного продолжения по территории Германии, по территории Чехии. По территории Германии будет готова только первая нитка, поэтому с высокой долей вероятности мы можем говорить о промышленном масштабе эксплуатации – это середина следующего года. Если мы говорим о введении в эксплуатацию, то достройка трубы не означает введение в эксплуатацию. То, что говорится сейчас в СМИ о том, что достроен «Турецкий поток» – не является сенсацией для Украины. Он еще не введен в эксплуатацию. С «Северным потоком» будет та же история.

Если говорить о том, кто будет рулить «Северным потоком» в Европе, то это не Германия, потому что там газопровод проходит транзитом. Объем газа, который  будет проходить по «Северному потоку-2»,  это объем,  который закупаются компаниями-потребителями, а транспортировка газа происходит согласно европейским правилам и европейскими операторами, а это немецкие и чешские операторы. Там нет такого, что кто-то монопольно «сидит»  на вентиле и крутит его туда-сюда.

Газовый маршрут «Турецкий поток» способен заменить украинский газ для стран Южной Европы. Инфраструктура, необходимая для начала экспорта российского газа по второй нитке «Турецкого потока» в Европу, построена. Это позволит, скорее всего,  поставлять газ в Болгарию с  января следующего года. Европейское продолжение второй нитки должно пройти по маршруту Болгария – Сербия – Венгрия – Австрия, но необходимые транзитные мощности к концу 2019 г. обещают достроить только в Сербии.

Новая газовая цепочка по сути не оставляет места Украине. Правда, шансы поставлять в ЕС до 40-45 млрд кубов у Украины  все же есть — для обеспечения юга и востока Европы. «Газпрому»  важно  держать украинскую ГТС  как альтернативный маршрут, перебрасывая через него газ в аверсном режиме.  Например, на первых порах заявленная проектная мощность «Северного потока-2» — 55 млрд кубов в год — реализована не будет. Однако, после разрешения Дании по «Северному потоку»  стало очевидным, что долгосрочного контракта на 10 лет и с гарантированными  объемами прокачки, на котором настаивает Украина, скорее всего,  не будет.

Мы уже потеряли турецкое направление, потому что, скорее всего в следующем месяце поставки в Турцию начнутся по «Турецкому потоку», соответственно, перестанут использовать украинское направление  в сторону  Молдовы, Румынии по трансбалканскому газопроводу, по которому сейчас газ из России через Украину идет в Турцию. Это порядка 9 млрд м3, и вторая нитка, которая пойдет по юго-восточной и восточной Европе, т.е., те страны, которые, с одной стороны,  выражают свою поддержку Украине, по факту, они очень прагматично подходят к этому вопросу. Мы видели на этой неделе визит премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в Москву, где он заявил, что он не хочет, чтобы газ в Венгрию поступал только из Украины. Продолжение «Турецкого потока» пойдет через Болгарию, Венгрию, Словакию. Европа просто страхует себя  альтернативными маршрутами.

Если говорить о том, что будет с прокачками по Украине, то это уже вопрос переговоров. А вопрос долгосрочного контракта на 10 лет с гарантированными объемами прокачки зависит от того, какую позицию займет Украина, но на него сейчас нет ответа. В конце  октября в Брюсселе завершился очередной раунд переговоров между Украиной, Россией и ЕС о транзите газа. Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович заявил, что разочарован результатами трехсторонних переговоров. По словам Шефчовича, целью переговоров сегодня было также найти общее понимание, что контракт на транзит газа должен быть заключен по европейским правилам.

Но следует учитывать несколько моментов. Объемы добычи газа в Дании, Норвегии и Великобритании начали сокращаться. Относительно дешевые месторождения закончились, разработка новых стоит очень дорого. Дания сократила добычу газа и в последние три года импортирует его.  Потом, в Европе выросли потребности в газе (в том числе, и из-за перевода на газ многих угольных ТЭС и сокращения атомной генерации). Прежний газовый маршрут, то есть, из России через Украину, все чаще воспринимается в Европе как «ненадежный».  Особенно на фоне проблем с переговорами по транзиту газа.

Я думаю, что следующий раунд, следующая встреча будет ключевой. Там уже определили все нюансы относительно происходящего. На следующей встрече будет Рубикон. Либо станет понятно, что стороны идут к какой-то договоренности, тем более, что Россия настаивает на пакетном соглашении, либо мы идем к кризису. Украина может отказаться в виду отсутствия договора. Россия может отказаться, сославшись на отсутствие договора. Как будут развиваться события, сейчас сказать достаточно сложно.

Геннадий рябцев фотоГеннадий Рябцев, эксперт по энергетике, руководитель исследовательских проектов НТЦ «Психея».

Решение, принятое датским энергетическим агентством относительно прокладки газопровода «Северный поток -2», было ожидаемым. Мало кто из энергетических аналитиков сомневался в том, что Дания не предоставит это разрешение. Принципиальное согласие датская сторона дала достаточно давно. Речь сейчас шла о том, по какому маршруту будет прокладываться подводная часть трубы. Этот маршрут мог быть, или тот, который изначально планировался «Газпромом» или в обход острова Борнхольм. Этот обход мог быть как северо-западным, так и юго-восточным. Все три маршрута имеют разную протяженность, и их прокладка сопряжена с разными рисками. Датская сторона попросила предоставить технико- или экономико-экологическое обоснование каждого из этих маршрутов. Подготовка этих обоснований потребовала времени, поэтому произошла задержка, о которой шла речь. Все процедуры закончились  в июне,  все эти соответствующие документы были предоставлены агентству, которое принимало решение.

Понятно, что такой крупный вопрос или такая крупная сделка, касающаяся выбора маршрута, имеет не только экономическую, но и политическую окраску, поэтому, на мой взгляд, здесь осуществлялись определенные консультации на уровне правительств Дании и, возможно, Германии, связанные с тем, какие дополнительные преференции получит датская сторона, когда она согласует окончательно вариант маршрута. Эти консультации были закончены. Я думаю, что датская сторона выторговала для себя дополнительные какие-то условия. Об этих условиях и были ли такие договоренности, безусловно, широкой общественности известно не будет, но, скорее всего, они были.

По мнению ряда политологов, проволочка объяснялась не только экологическим, но и политическим моментом, – своего рода элементом «давления»  на Россию. Но, на мой взгляд, датское энергетическое агентство не является субъектом, способным оказывать давление на «Газпром» или правительство РФ, поскольку это не те масштабы и не те размеры. Также есть мнение, что это делалось руками датского агентства. Но это слишком конспирологическая версия. Я не исключаю, что консультации заинтересованных лиц велись, о чем я говорил, но вряд ли эти консультации простирались настолько, чтобы предусматривать прекращение строительства. Я считаю, стоимость проекта сопоставима с несколькими годовыми доходами всего Датского королевства.

Стоит напомнить, что у Дании существует дефицит газа и последние три года она импортирует газ. В то же время я не думаю, что Дания будет получать российский газ. Однако, вполне вероятно, что такие возможности рассматриваются. Обратите внимание, за два дня до предоставления разрешения на прохождение «Северного потока», датское энергетическое агентство предоставило разрешение на прохождение через свою экономическую зону трубы «Baltic Pipe», которая идет в Польшу. Поэтому не исключено, что эти заявки рассматривались совместно, и датская сторона просчитывала все риски, связанные с прохождением этих двух больших экспортных труб. Дания является одним из тех государств, у которого структура потребления энергии диверсифицирована донельзя, и энергия в Дании потребляется из более десяти  различных источников. В 1973 году было принято решение об этой диверсификации, и поэтому сокращение потребления или сокращение возможности по покупке газа не представляет какой-либо угрозы для обеспечения Дании энергией.  Если бы Дания существенно зависела от поставок российского или другого газа, тогда можно было бы предположить, что такие переговоры или консультации имели место. Поскольку источники получения энергии диверсифицированы, понятно, что увеличение покупок российского газа для Дании не представляет определяющего значения.

Через две недели будут проводиться работы по прокладке подводного участка. Эти работы вряд ли удастся закончить до конца этого года. Об этом говорят те, кто занимается прокладкой трубы. Было заявление компании «Nord Stream-2», что работы будут завершены в первом квартале следующего года. Если учесть, что для выполнения работ необходимо выделить определенное время, чтобы трубопровод работал в тестовом режиме. Необходимо также еще завершить строительство сухопутного участка продолжения «Северного потока-2» по территории Германии, и там тоже не все работы завершены. С учетом всех этих условий, скорее всего, со второй половины следующего года можно ожидать поставок газа в промышленном объеме.

Если говорить о «Турецком потоке», то там все упирается в продление трубы по территории стран Юго-Восточной Европы. Болгарское продолжение газопровода «Турецкий поток» от границы с Турцией до границы с Сербией должно быть готово к эксплуатации к 1 января 2020 года. Парламент Болгарии  конце 2018 года принял новую энергетическую стратегию страны, и в рамках этой стратегии заявил  интересы к развитию этого проекта. Этот проект будет иметь большое значение не только для Болгарии, но и для всего региона. Идут переговоры о том, что может быть увеличена пропускная способность трубы в Сербии и, скорее всего, в Румынии. Здесь окончательное решение не принято, но если предположить, что все необходимые разрешения будут приняты до окончания нынешнего года или в первом квартале следующего, скорее всего, что «Турецкий поток» заработает уже в 2021 году.

Хочу уточнить, что Украине угрожают южные обходные маршруты больше, чем северные, потому что северные являются прямой альтернативой трубопроводу «Ямал – Западная Европа», который проходит по территории Польши. Именно поэтому Польша была столь ярым противником строительства «Северного потока-2» и пыталась сформировать коалицию противников строительства. Это удар по транзитным возможностям именно Польши, а не Украины. Что касается «Турецкого потока», и если этот проект заработает в полном объеме, то он поставит жирный крест на любых перспективах увеличения транзита через Украину, поскольку является прямым конкурентом украинской трубе. Он перенаправляет российский газ на территорию стран Южной Европы. Как раз Италия рассматривалась как один из участников вероятного консорциума по управлению украинской ГТС, поскольку через Украину шел самый короткий маршрут, который мог устраивать потребителей российского газа на юге Европы.

Решение Дании никак не повлияет на ход решения по транзиту через Украину. Было сообщение компании НАК «Нафтогаз Украина», из которого следовало, что она ожидала принятия этого решения. Все переговоры строились с учетом того, что это решение вот-вот будет принято.

Если говорить о том, останется ли транзит территорией Украины с первого января, то я рассматриваю три варианта по убыванию вероятности. Первый вариант наивысший, третий – наименьший. Первого числа соглашения не будет. До первого числа соглашение не будет подписано. Второго-третьего января Россия заявит о том, что Украина ворует газ с транзитной трубы,  пятого, шестого, седьмого пройдет образцово показательная встреча с Путиным и решение о прекращении транзита через территорию Украину с последующим нажатием кнопки, закручиванием вентиля, т.е., повторение сценария 2009 года и с последующим давлением ЕС на Украину,  с требованием подписать в кратчайшие сроки соглашение о транзите газа через Украину с РФ.

Второй сценарий будет заключаться в том, что стороны «не заметят»  первое января 2020 года и транзит просто будет продлен, техническое соглашение будет продлено до подписания следующего договора. Третий вариант наименее вероятен – когда Украина объявит, что в связи с отсутствием соглашения о транзите, она не может предоставлять соответствующие услуги европейским компаниям, поэтому прекращает осуществление транзита через украинскую территорию. Почему считаю его маловероятным, потому что Украина подписала международное соглашение, взяв на себя обязательства при любых условиях гарантировать надежный транзит российского газа.

Если рассмотреть вопрос, кто виноват в сложившейся ситуации, то здесь есть вполне объяснимая объективная причина. Она заключается в том, что украинская сторона требует, чтобы соглашение было подписано по европейским правилам. Для того, чтобы эти европейские правила задействовать, необходимо создать квалифицированного и сертифицированного по европейским правилам оператора газотранспортной системы, т.е. провести анбандлинг. Обратите внимание, на кого были возложены обязательства по проведению анбандлинга – на руководство НАК «Нафтогаз Украина» и с скобочках – при согласии сторон.

Возникает вопрос: если руководитель является директором крупной организации, которая получает некую прибыль и одно из подразделений этой компании наибольшую долю обеспечивает в этой прибыли, и его обязывают выделить эту компанию в независимое подразделение, таким образом, сократив или обнулив прибыль НАК «Нафтогаз Украины». При этом, Глава правления и члены правления в соответствии с Положением о правлении, в соответствии с Уставом, уставными документами, обязаны делать все, чтобы обеспечить получение как можно большей прибыли. Руководитель знает, что если он не выполнит к определенному времени все поручения акционера, ему за это ничего не будет. А если он будет тянуть с этим процессом, то он будет получать бонусы, премии, зарплаты и прочие плюшки от непринятия этого решения. Кто виноват в этом случае? Получается  —  Кабинет министров. Зная, что компанию невозможно реформировать изнутри, никто не будет заниматься разделением изнутри, и он не принимает решение по изменению уставных документов, чтобы в обязанности членов правления входило не только получение прибыли, но и, например, содействие в энергетической безопасности страны. Второе – он не меняет Наблюдательный Совет, в котором представители государства находятся в меньшинстве. Третье – он не меняет руководителей компании. При этом, для широкой общественности подаются препирательства между премьер-министром и руководителями компании, россказни о том, как печется Кабмин о нашей безопасности и какой нехороший «Нак Нафтогаз Украина», какой плохой Путин, какой плохой «Газпром».

Если посмотреть требования «Газпрома», то они очень интересные. Что требует «Газпром»? «Газпром» говорит, что в Европе уже не принято заключать долгосрочные контракты. Второе – в Европе принято, когда поставки газа осуществляются напрямую, т.е. «Газпром» продает газ «Нафтогазу» напрямую, а не так,  когда «Нафтогаз» покупает газ у европейских посредников через свою же посредническую структуру, зарегистрированную в Швейцарии. И третье – если вы хотите подписать соглашение по европейским правилам, то с кем мы будем подписывать соглашение по европейским правилам? А у вас отсутствует оператор, сертифицированный по европейским правилам. Украинская сторона не может дать ответ на эти три вопроса. Поэтому, соглашение до сих пор не подписано.

Также стоит отметить, что украинский народ все так же будет получать газ с Нового года, поскольку его запасы имеются в достаточном количестве. Во всяком случае,  таковы заявление руководителей «Нафтогаза», которые сказали, что газа в подземных газовых хранилищах и собственного газа достаточно для обеспечения потребителей до окончания зимы. Когда закончится зима?…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here