По итогам заседания ТКГ в Минске (15.10) спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик сообщил, что стороны не смогли согласовать новый график разведения сил в Петровском и Золотом.  М.Сайдик проинформировал, что на заседании политической подгруппы обсуждался вопрос о правовой реализации особого статуса для ОРДО и ОРЛО. Обсуждение учитывало процесс децентрализации в Украине. Гуманитарная подгруппа продолжила дискуссию по обмену удерживаемыми лицами. Были затронуты вопросы поиска пропавших без вести.

Следующая встреча Трехсторонней контактной группы состоится  29 октября.

Свое видение проблемы выполнения Минских договоренностей и перспективы саммита в «нормандском формате»  Фонду «Украинская политика»  представил директор независимой экспертно-аналитической организации  Институт политического анализа и международных исследований Сергей Толстов.

 Развитие ситуации

Сергей Толстов фото После срыва разведения войск в районе Золотого (Луганская область) и Петровского (Донецкая область), планировавшихся 7 октября, а также неудачи переговоров в рамках ТКГ (15.10), подготовка саммита в «нормандском формате» была приостановлена. Примечательно, что в отличие от Золотого, в районе Петровского какие-либо демарши со стороны национал-радикалов и ветеранов АТО не предпринимались, но украинская сторона отменила разведение войск (приказ о начале разведения войск попросту не был отдан.   9 октября патрули ОБСЕ и представители СЦКК от ДНР прибыли в поселок Петровское Донецкой области, где должно было начаться разведение войск. Представители ДНР запустили сигнальную ракету, которая демонстрировала готовность начать процесс отвода сил в районе Петровского. В случае аналогичного сигнала с украинской стороны, в течение трех дней предполагался синхронный отвод сил и вооружений от линии соприкосновения под наблюдением миссии ОБСЕ. 12 октября стороны должны были уведомить миссию СММ ОБСЕ о завершении отвода). Формально Киев заявил, что будет ждать 7-дневного прекращения огня, однако поведение украинских властей свидетельствует о том, что в аппарате В.Зеленского было принято принципиальное решение отказаться от разведения сил в пилотных пунктах.

 Пресс-секретарь президента РФ Д.Песков заявил (22.10) о препятствиях при организации новой встречи лидеров «нормандского формата». Было заявлено, что позиция одной из сторон «постоянно меняется», что создает трудности с организацией встречи: «В настоящий момент подготовка (саммита) вестись не может, потому что постоянно меняется запросная позиция одной из сторон».  Д.Песков напомнил, что именно лидеры «нормандского формата» согласовали комплекс минских договоренностей, однако «сейчас одна из сторон-участниц … допускает отхождение от этого комплекса договоренностей, затрудняя тем самым подготовку к возможному и столь необходимому следующему саммиту. … В ситуации, когда одна из сторон заявляет о неких новых подходах, нормандский формат испытывает определенные трудности с тем, чтобы должным образом подготовить такой саммит, это затягивает столь ценное время».

 Комментарии Д.Пескова последовали после телефонных разговоров В.Путина с А.Меркель (19.10) и Э.Макроном (21.10), в ходе которых обсуждалась подготовка встречи «нормандской четверки». По сообщению официального представителя правительства ФРГ Ш.Зайберта, в ходе разговоре А.Меркель с В.Путиным речь шла о подготовке в скором времени саммита в «нормандском формате». Пресс-служба В.Путина сообщила о том, что во время беседы о ситуации в Украине была подтверждена важность выполнения минского Комплекса мер и договоренностей, достигнутых в ходе встреч в «нормандском формате»:. «В первую очередь это относится к имплементации «формулы Штайнмайера» в украинское законодательство, а также к разведению сил и средств на согласованных участках линии соприкосновения у населенных пунктов Золотое и Петровское. Киев же под различными предлогами отказывается отводить оттуда свои подразделения и военную технику».

По итогам разговора с Э.Макроном пресс-служба Кремля акцентировала внимание на том, что условием проведения встречи является «безусловная реализация» Киевом «всех договоренностей, достигнутых в «нормандском формате» и в Контактной группе. Прежде всего, это касается разведения сил и средств на двух согласованных участках линии соприкосновения у населенных пунктов Золотое и Петровское», а также имплементации в украинское законодательство «формулы Штайнмайера».

  На совместной пресс-конференции с главой МИД Норвегии И.Э.Серейде министр иностранных дел РФ С.Лавров заявил (25.10), что Москва готова повлиять на боевиков с целью урегулирования конфликта в Донбассе. «Мы надеемся, что ситуацию все-таки удастся урегулировать … на основе минских договоренностей. Мы слышим регулярные подтверждения со стороны президента Зеленского о том, что он хочет это сделать. Будем надеяться, что у него получится. Мы готовы всячески содействовать выполнению этих договоренностей по линии Донецка и Луганска». Утверждения С.Лавров расходятся с комментариями Д.Пескова (07.10) о том, что российская сторона не может гарантировать отвод военных подразделений сепаратистов от линии соприкосновения в Донбассе, поскольку речь идет об урегулировании «внутриукраинского конфликта». В этой связи, по словам Д.Пескова, «Кремль, безусловно, имеет определенное влияние на республики Донбасса. Но вы знаете, что «республики Донбасса» в данном случае – это самостоятельные субъекты в урегулировании этого конфликта».

 По сообщению украинских представителей в Совместном центре по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения (СЦКК), 24 октября подразделения сепаратистов, «имитируя готовность провести разведение сил и средств на участке разведения №3 (Богдановка)», совершили обстрел из ручных противотанковых гранатометов и стрелкового оружия. Согласно заявлению украинской стороны, «несмотря на готовность Вооруженных сил Украины провести разведение сил и средств на участке разведения №3 (Богдановка-Петровское), оккупанты демонстрируют свое нежелание соблюдать минские договоренности и взятые на себя обязательства».

                                                Общие оценки

 По-сути, по итогам переговоров с А.Меркель (19.10) и Э.Макроном (21.10) российская сторона сформулировала ряд уточнений, добавив к перечню предварительных условий проведения саммита новое требование о том, что до встречи в «нормандском формате» Киев должен имплементировать в украинское законодательство «формулу Штайнмайера». Это означает, что украинская сторона должна подготовить (а фактически – и провести через парламент до 31.12.2019 г.) новый проект закона «Об особом порядке местного самоуправления» в ОРДЛО, а также подготовить (и согласовать) проект закона о выборах органов местного самоуправления в ОРДЛО.

Однако, по словам В.Зеленского (16.10), «формула Штайнмайера» будет имплементирована в новый закон «Об особом порядке местного самоуправления» в ОРДЛО только в том случае, если состоится встреча в «нормандском формате», и когда пройдет «широкое обсуждение» закона, в том числе в Верховной Раде.

 До сих пор Москва об этих условиях публично не заявляла, но, судя по заявлению В.Зеленского в Риге (16.10), в Киеве об этом условии уже знали по контексту дипломатических переговоров на уровне советников и экспертов. Необходимо отметить, что свое заявление В.Зеленский сделал еще до переговоров В.Путина с А.Меркель и Э.Макроном и соответствующих сообщений пресс-службы Кремля.  К ранее озвученным условиям проведения новой встречи в «нормандском формате» официально добавлены новые пункты, которые мотивируются ссылками на недоговороспособность Киева (достигнутые договоренности не выполняются) и необходимость имплементировать ряд условий в законах Украины, касающихся обеспечения особого статуса неподконтрольных территорий.

                                                Итоговые замечания

В комментарии Д.Пескова (22.10) ни прямо, ни косвенно не говорится о срыве переговоров по подготовке саммита в «нормандском формате», и лишь отмечено, что «пока» украинская сторона не соблюдает достигнутые договоренности. Иными словами, вопрос о саммите еще не закрыт, но отложен. Киеву дан сигнал, что если украинская сторона реально заинтересована в продолжении процесса урегулирования, у нее есть шанс выполнить названные РФ предварительные условия. Это означает, что Москва категорически отвергает возможность проведения саммита в том ключе, который обозначили В.Зеленский и В.Пристайко (собираемся для честного разговора, кладем карты на стол, а затем принимаем решение о стереотипе дальнейших действий).

Ужесточив условия проведения саммита в «нормандском формате», Москва предлагает продолжить подготовку к встрече «по линии помощников лидеров и руководства внешнеполитических ведомств». Такая позиция указывает на то, что российская сторона все же рассчитывает направить процесс урегулирования в выгодном для себя направлении и не связывает проведение саммита с жесткими сроками. Главным с точки зрения Москвы является достижение желаемых результатов в виде максимальной автономии ОРДЛО и максимального снижения уровня компетенции украинских органов власти на этой территории после проведения местных выборов.

 Российские эксперты, участвующие в разработке переговорной позиции Москвы, учли отказ Киева от согласования законов по Донбассу с лидерами сепаратистов. Новые условия РФ по проведению саммита в «нормандском формате» фактически означают, что новые украинские законы должны согласовываться непосредственно с Москвой в рамках рабочих переговоров на уровне помощников (В.Сурков, Ю.Ушаков), политических советников и представителей МИД. Роль представителей Франции и ФРГ в этом вопросе остается не ясной, как и сам продолжающийся процесс консультаций в этом формате (Появилась неофициальная информация о том, что в ходе переговоров на уровне советников представители Украины, Франции и ФРГ согласовали режим амнистии для сепаратистов в качестве элемента политического урегулирования конфликта в Донбассе.

 Расширение Москвой перечня предварительных условий, включая выдвижение требований о согласовании проектов законов, касающихся статуса и выборов в ОРДЛО, должно усилить позицию РФ в контексте определения сценария и условий урегулирования. В то же время, требование о согласовании некоего итогового документа саммита в «нормандском формате» должно заменить Дорожную карту, решение о подготовке которой было принято на предыдущем саммите «нормандской четверки» (Берлин, 19 октября 2016 г.). Требования Москвы принуждают Киев к существенным уступкам и означают «втягивание» в процесс политического урегулирования в ситуации, когда Киев даже не смог добиться устойчивого прекращения огня вдоль линии соприкосновения. Если Киев примет выдвинутые РФ требования, на последующих этапах переговоров украинской стороне будет крайне сложно оспаривать или отвергать уже согласованные положения.

Заявляя о том, что «нормандская встреча» в Париже – это последний шанс «Минска», В.Пристайко оказывает существенное давление на правительства и лидеров Франции и ФРГ, которые непосредственно вовлечены в процесс урегулирования конфликта в Донбассе. Иными словами, Киев стремится обнажить их роль и ответственность в процессе урегулирования, что должно стать «моральным» предостережением в отношении их курса на политическое сближение с РФ.

Дезавуирование или признание недееспособности Минских соглашений может стать достаточно серьезным информационно-политическим фактором. Стимулируя «развязку» в связи с недееспособностью Минских соглашений как способа урегулирования конфликта в Донбассе, В.Зеленский и В.Пристайко пытаются вызвать контртенденцию, направленную против наметившейся линии на сближение стран ЕС с Россией.

Можно констатировать, что даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, саммит в «нормандском формате» явно не сможет быть проведен до конца 2019 г., если, разумеется, Москва не снимет условия о согласовании (и, возможно, утверждении в парламенте) законов о статусе и выборах органов местного самоуправления в ОРДЛО. Отметим, что такой поворот представляется совершенно не нереалистичным. По другим условиям, предполагающим разведение войск в районе Золотого и Покровского, стороны вполне могли бы успеть их обеспечить в течение достаточно короткого срока. Что касается постановки вопроса о согласовании итогового документа саммита, это условие изначально предполагает возможность срыва встречи, если, разумеется, Москва и Киев не откажутся от выдвижения неприемлемых требований.

В контексте проведения саммита в «нормандском формате» принципиальным условием является принятие парламентом Украины новой версии или пролонгация закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который Верховная Рада приняла в 2014 г. и несколько раз продлевала срок его действия в последующие годы. Продолжение действия этого закона фактически означает пролонгацию срока действия Минских соглашений, поскольку «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» был рассчитан до конца 2015 г. Если закон «Об особом порядке местного самоуправления» в ОРДЛО прекратит свое действие 31 декабря 2019 г., это может быть истолковано как выход Киева из Минских соглашений и существенно обострит вопрос о статусе и правомочности «нормандского формата», который считается непосредственно связанным с проблемой реализации Минских соглашений.

 В сложившейся ситуации принципиальную роль будет иметь позиция Франции и ФРГ, от позиции и действий которых будет зависеть потенциальная возможность продолжения переговоров в «нормандском формате» и подтверждение статуса этих переговоров как основной площадки для согласования сценария урегулирования конфликта в Донбассе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here