На парламентских выборах 13 октября с.г.  в Польше снова победила  правящая партия «Право и Справедливость» Ярослава Качиньского, за которую отдали голоса более 43%  избирателей. По сравнению  с минувшими выборами эта политсила даже упрочила свои позиции, что позволит им сформировать монокоалицию в Сейме. За оппозиционную  либеральную «Гражданскую коалицию»  проголосовали более 27% поляков. Кроме того, в парламент  прошли коалиция «Левые», «Польский крестьянский союз»,  а также объединение евроскептиков и националистов —  «Конфедерация».

Всего в польский Сейм избираются 460 депутатов на основе пропорционального представительства по открытым спискам. Проходной барьер для партий составляет 5 процентов, а для коалиций — 8. В состав польского Сената входят 100 человек, они избираются в одномандатных округах по мажоритарной системе.

Выборы показали, что Польша остается,  хотя и сложным, но партнером Украины. Один из драйверов роста польской экономики — постоянный приток рабочей силы  из Украины. Польша  сама пережила годы массового исхода рабочей силы — в Германию, Великобританию и другие страны ЕС уехали порядка двух миллионов поляков. Теперь экономика Польши идет в рост, безработица здесь, как и в Чехии или Венгрии, на рекордно низком уровне, рабочих рук не хватает, место уехавших поляков теперь занимают украинские трудовые мигранты.

Чем объясняется успех польских правых  и как нынешние выборы могут отразиться на взаимоотношении Украины и Польши комментируют  Алексей Якубин, политолог, кандидат политических наук  и Владимир Воля, политолог-международник.

якубин фото

Алексей Якубин, политолог, кандидат политических наук

Успех правых на выборах в Польше  объясняется, прежде всего, их  акцентом на социальную политику. Если мы посмотрим на политику «ПиС», там есть значительное количество социальных программ для поляков,  рассуждения о свободном рынке, дерегуляции. К примеру, в «ПиС»  выполнили свои обещания об отмене пенсионной реформы – повышении пенсионного возраста. Они ввели бесплатные лекарства для поляков. Они расширили специальные программы для молодежи: сняли все налоги для молодежи до 25 лет, которые получают самую минимальную зарплату. Соответственно, молодежь не платит подоходного налога. В общем, эта партия  занимается социальной политикой.

По сути, это политика левой партии больше, нежели правой. Но в этом и природа успеха польских правых. Это акцент не только на гуманитарной политике, например,  тем, чем украинские правые занимаются:  маршами, размахивают флагами, символикой, иногда избивают инакомыслящих. У польских  правоконсерваторов гуманитарная политика строится на католицизме, христианских ценностях, но так же у них есть большой объем социальной политики для польских граждан, которые по таким вещам изголодались. Там же был Бальцерович, а  вследствие предложенных им  изменений в Польше усилилось социальное неравенство в 90-е годы, которое частично сохранялось и в нулевые годы. Партия власти наоборот предлагает такой социальный контракт, где польское государство работает на польских граждан: есть социальная программа для молодежи, для пенсионеров, понижение пенсионного возраста, создание дополнительных стимулов, предотвращающих  иммиграцию поляков в более богатую страну.

Стоит отметить, «ПиС» предлагает полякам не только условную католическую гуманитарную политику, но и предлагает полякам очень конкретную социальную политику. Это и обусловило их успех, и поляки выбрали социальное государство. Победила партия, которая сокращает некоторые свободы и пытается контролировать свободу прессы, но при этом эта партия дает полякам ощутимую социальную защиту. Плюс, Польша одна из немногих стран ЕС, у которой есть постоянный устойчивый и экономический рост. Это не «брежневский застой», который переживает Германия, это устойчивый экономический рост, который благодаря социальной политике имеет инклюзивный экономический рост, когда различной социальной группе поляков в разных регионах получают ощутимую выгоду от этого социального роста.

Более того, одни из ключевых обещаний партии «ПиС» на следующую пятилетку были связаны с радикальным увеличением зарплаты полякам. Они прямо устанавливают минимальную зарплату, которую хотели бы, и это исчисляется сотнями евро. Они успешно  играют на отдельных распространенных в Польше стереотипах к другим группам. Например, они против массовой миграции и распределения внутри ЕС выходцев из Ближнего Востока. Они критично относятся к расширению прав ЛГБТ в Польше. Для части поляков это, с одной стороны, асоциальная политика, с другой стороны, им кажется, что им предлагают консервативные католические ценности. Это работает. Но главное – социальная политика, потому что поляки устали от высокого уровня социального неравенства, а тут не абстрактно, а конкретно вкладывают в структуру, создают различные социальные программы для молодежи, пенсионеров, различных незащищенных групп.

 А  если говорить о внешней политике, мы видим, что «ПиС» удалось в данный момент наладить диалог с Трампом. Это одно из достижений правительства, которое есть сейчас, можно будет въезжать в США без виз, т.е. они добились либерализации визового режима с США.

Что касается внутренней политики, где прошли «конкуренты», то там победила еще более правая партия —  «Конфедерация». У них делается  акцент на то, что Польша сейчас находится под слишком большим давлением США, например,  присутствием американцев на территории Польши, и что сама Польша нужна американцам только в качестве военных баз. Они указывают,  что изначально была договоренность с Советским Союзом, потом с РФ  о том, что на этой территории не будет американских военных баз, и Польша будет более нейтральной страной.  А для того, чтобы обрести реальный суверенитет, Польше нужно как бы сбросить «американское иго», и строить более активно отношения, например, с Российской Федерацией и  не проводить  санкционную политику. Нюанс в том, что «Конфедерация» даже по количеству голосов не сможет  играть какую-то роль, если станет вопрос о внесении изменений в польскую Конституцию, а так у «ПиС» есть однопартийное большинство для простых законов.

Если говорить об украино-польских отношениях, то поляки рассматривают украинцев, в первую очередь, как группу, которая легко перенимает польские поведенческие модели. Она легко акклиматизируется. Она культурна, не создает какую-то отдельную доминацию.  Украинцы приезжают и культурно становятся поляками. Поляки не очень ратуют, чтобы украинцы создали какую-то диаспору, которая сохраняла бы свою самобытность и имела возможность как-то влиять на  польскую политику. У них акцент на том, чтобы растворить тех, кто приезжает среди общего польского населения. Мы видим, что эта модель пока работает. Украинцы, которые туда приезжают, легко учат язык,   стараются получить работу и влиться в польское общество, не пытаясь себя проявлять в виде диаспоры или более того, примкнуть  к какому-то политическому движению.

Другими словами, украинцы растворяются в польском обществе. Вот почему Польша пытается свои демографические проблемы решать за счет Украины. Наша страна выступает донором – мы спонсируем польское экономическое чудо, потому что молодые поляки уехали в Германию, Великобританию, ets. Получается, что мы отдали полякам  наш ВВП, потому что люди  – это в том числе и ВВП, это создание экономики. Официально это Польша не подчеркивает, но де-факто ее политика строится на том, чтобы польское экономическое чудо могло дальше продолжаться, а для этого нужно работать с демографией, что Польша и делает. У них есть государственные программы, которые учитывают, сколько украинцев Польша хочет получить еще для сохранения роста экономики, который есть.

 Нужно подчеркнуть, отношения Польши и Украины на уровне государств в будущем зависят от нашей страны. Если у нас продолжится курс, который был, то это может еще больше ухудшить отношения Польши и Украины. Политика по поводу демографии у них сохранится. Они все равно будут пытаться заполучить как можно больше украинцев, но на официальном уровне, если продолжится политика а-ля Вятрович, это может не вызвать усиление конфликта между Киевом и Варшавой. У них проблема с эксгумацией, потому что раньше она была запрещена, но Зеленский обещал, что эта проблема будет снята, но которая до сих пор так и не решена. У нас открыт вопрос, кто будет директором Института национальной памяти, и, как это не парадоксально, когда образы, выхваченные из прошлого, начинают использоваться в настоящем  – это часто может вести к перекосам в политике. Многое может зависеть от того, кто займет и эту должность, будет ли этот человек более либерально настроенным, и тем самым снимет часть противостояния между Киевом и Варшавой. А может все продолжится так, как есть. В таком случае, на официальном уровне Варшава будет критиковать Украину, что заметно по риторике партии «ПиС». В этой политсиле  говорили, что «Украина с Бандерой в Европу не войдет», и именно эта партия победила на выборах, она же  имеет  сегодня однопартийное большинство.

воля фотоВладимир Воля, политолог-международник

Результат  на выборах в Польше показал, что из необходимых 321 места для получения большинства (из всех 460 мест Сейма)  – 239 мест у партии «Право и справедливость» Качинского, т.е. они имеют большинство. Это означает, что большинство законов (в Украине такая же норма) партия «ПиС» может проводить самостоятельно.

Еще важная особенность этих выборов –  вместо четырех  прогнозируемых политических сил в парламент, в нижнюю палату парламента прошло  ультраправое националистическое движение «Конфедерация».  Схожие механизмы избирательного процесса мы видим в Венгрии.  Сейчас можно утверждать , что «Конфедерация»  — аналог венгерской ультраправой  националистической партии «Йоббик» , и правящая  партия соревнуется с ней за голоса  на правом электоральном поле. Это значит, что в виде «Конфедерации» появился предохранитель того, что правящая в Польше партия смягчит  позицию по тем или иным вопросам, и, соревнуясь, попытается  отобрать у них голоса на следующих выборах. В политической жизни страны,  в вопросах внешней политики и внутренней политики партии «Право и Справедливость» уже придется держать в уме партию «Конфедерация».

Почему снова победила правоконсервативная партия? Если говорить о партии «Право и Справедливость», то внешние политические линии послужили основой для их нынешней победы. Прежде всего, настроения в самой Польше,  связанные с историческими противоречиями с соседними государствами. Поэтому по этим направлениям не будет ревизии,  это касается Украины, Литвы, Германии, России, Беларуси, всех проблем, которые связаны с историческим прошлым. Эти настроения, кстати, хорошо иллюстрирует пример с украинским актером  во время избирательной кампании, которого  избили за украинскую речь. При этом, еще более правая, чем «Право и справедливость»,  партия «Конфедерация» может подлить масла в напряженные отношения с Украиной. К Украине партия настроена, мягко говоря, недружелюбно. Еще один больной вопрос, который обострился при нынешней польской власти  — участившиеся атаки на украинских заробитчан. Но самое главное —  ситуация в Польше будет развиваться по такому же сценарию и далее.

Что касается политики  нынешнего правительства и  президента  – они твердо проводили линию «великодержавия». Если учесть сегодняшние процессы,  происходящие  в Польше, если учитывать политические и экономические обстоятельства, особенно, внешнеполитическую составляющую, то сценарий  «Польша встает с колен» успешно реализовывается. Польша превращается в важный центр европейской политики. А само понятие  «великодержавия»  импонирует очень многим избирателям в Польше.

Также в ходе нынешней кампании действующий премьер Матеуш Моравецкий пообещал, что при «Праве и Справедливости»  Польша перестанет быть страной дешевого труда и небольших прибылей. Кроме того, партия позиционирует себя защитницей традиционных ценностей, она прибегала к нападкам на ЛГБТ-cообщество, чтобы привлечь консервативных избирателей.

Мы видим, что Польша занимает свою позицию по поводу мигрантов, открыто возражает Брюсселю.  Польская власть пытается превратить свое государство в важного игрока и на европейском газовом рынке – в газовый хаб. Хаб – это один из ресурсов для существенного, в политическом смысле, статуса в европейских делах. Германия имеет хаб, и за счет газа, в том числе, Германия  обеспечивает  свое влияние и статус в ЕС. Также я думаю, что в  противостоянии с Брюсселем в части  защиты консервативных ценностей,  правительство Дуды, Качинского, Маровецкого  продемонстрировало полякам, что Польша стала сильной.  Возрождение былого величия, это существенный и важный мотив для электората. Возрождение этого величия нужно продемонстрировать по многим направлениям: экономики,  внешней политики —  как защиты консервативных ценностей. Антииммигрантская политика, апеллирующая к традиционным ценностям,  для польского общества крайне важна, потому  они голосуют за это.  В каком-то смысле можно говорить, что сегодня  польское общество «болеет величием».

При этом главная составляющая результата правящей партии имеет социально-экономический характер. Правящая партия завоевала доверие избирателей благодаря экономической политике, которая на этих выборах является основным вопросом. Правая в политическом отношении партия побеждает благодаря левоцентристской экономической платформе — перед выборами «Право и справедливость» пообещала к 2023 году повысить минимальный оклад почти вдвое — с 520 евро до 900.  По прогнозу Всемирного банка  рост экономики Польши несколько  задержится в 2020 году, он все равно выйдет на достойный уровень в 3,6%.

 Если оговорить о ближайших соперниках  —  «Левоцентристской коалиции», то у них результат почти в два раза меньше, чем у  «ПиС». Я не думаю, что у оппонентов есть какие-то существенные возможности составить конкуренцию для «ПиС» в ближайшие два-три года. Правда, в ближайшие время  произойдут выборы: президентские в 2020 году, в 2022 местные выборы, но парламентские – не ранее, чем через четыре года. Если будут какие-то провалы в их политике, то понятно, что их место будут занимать другие партии. Их электорат может разделится на несколько сегментов. Один из них отойдет «Конфедерации», один сегмент уйдет в правоцентристские, центристские проекты, но я не думаю, что будет реалистичен сценарий краха «ПиС». Полагаю, что мы можем иметь и в Польше, и в Венгрии как минимум лет пять-семь, а то и до конца десятилетия  власть консервативных партий, которые схожи во многом: стиле, тактике, стратегии. Электоральные схемы выглядят тоже похожими. В Польше сейчас практически та же ситуация, что и во время венгерских выборов.

Что касается украинско-польских отношений, то польские журналисты на пресс-марафоне с президентом Зеленским  намеками пытались, не говоря прямо об УПА, говорить о теме УПА. Главная часть проблемы украино-польских отношений – верификация ОУН-УПА, она пока что остается не только нерешенной, а в этом направлении вообще ничего не произошло. Оттепели никакой нет. Я не вижу пока  у президента Зеленского  наличие политического капитала решить эту проблему.

К сожалению,  ни премьер, ни президент Польши  практически не вспоминали о существенных  драйверах роста польской экономики, а именно – об украинских рабочих. По разным данным заробитчан  в Польше уже от 2 до 3 миллионов. Украинские гастарбайтеры, в том числе,  обеспечивают Польше  рост ВВП.  Рост польской экономики реально  основан и на притоке квалифицированной рабочей силы из Украины.

В программе «ПиС» Украина вообще упомянута вскользь. С одной стороны, украинцы способствуют росту ВВП, а с другой стороны, Варшава уже позиционирует  себя как  «старшая  сестра  Киева».  У Польши  позиция по поводу миграции украинцев: «они спасаются от войны, от бедности,  мы приютили их». Чем они апеллируют в своих спорах с ЕС относительно отказа польской власти принимать беженцев из Ближнего Востока – тем, что у нас уже беженцев из Украины более  миллиона. Вклад же  украинцев  в экономику Польши пока остается незамеченным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here