Министр финансов Украины Оксана Маркарова представила проект бюджета на 2020 год Верховной Раде. Депутаты не стали голосовать за него в первом чтении, но приняли документ в работу и теперь он направлен  в комитеты. Эксперты в один голос утверждают, что бюджет наскоро «сшит» по  старым лекалам, и, несмотря на все обещания «технократического правительства»,  обещанный рост ВВП оказался  трудно реализуемым.

По заявленным  планам  премьер-министра Алексея Гончарука  в следующие пять лет Кабмин должен обеспечит рост ВВП страны минимум на 40%,  ежегодно экономика должна расти не менее чем на 7%.  Однако в проекте госбюджета-2020 указан  ожидаемый рост ВВП –  3,3%. В Кабмине заверяют: бюджет не окончательный, в проекте много может измениться. Поэтому окончательные цифры по доходам, курсам валют, дефицита и других показателей  будут известны  ко второму чтению в Раде.

В документе не нашлось места обещаниям команды президента  об «окончании эпохи бедности»,  заявления нового Кабмина об «экономическом рывке»,  конкретные нововведения по налогам и реформам. Эксперты отмечают — в проекте нет  поступлений от «налогового пакета Гетманцева»  — законопроекты,  которые должны вступить в силу уже с 1 января 2020 года (некоторые — с лета следующего года). Это легализация добычи янтаря, азартных игр, повышение рентных отчислений для ГОКов, борьба с контрабандой.  Критику специалистов и нардепов  вызвало финансирование социальных статей. По образованию предусмотрен рост расходов  на 6%, т.е.  на процент инфляции. Увеличение зарплат педагогам, которое  утвердил Кабин летом, в проекте отсутствует.

Также в проекте бюджета на 2020 год  предусмотрено увеличение расходов на национальную безопасность и оборону. Расходы на оборону увеличены на 20%,  с 200 млрд грн в 2019 году до 245 млрд грн на 2020 год. Есть отдельная новая статья — это  средства, которые будут выделены для СНБО.

Также в Украину приехала миссия Международного валютного фонда, которая обсуждает с правительством Украины параметры нового бюджета.

Главный финансовый документ страны анализируют  Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый  эксперт и  Олег Устенко, член Наблюдательного совета Международного фонда Блейзера, советник президента Украины

Виктор Суслов, экс-министр экономики, финансовый  эксперт

Хочу подчеркнуть, что нет особого  смысла обсуждать «старый-новый» бюджет имени  Гройсмана, который, с одной стороны, принят в работу, но который впоследствии будет полностью переделан.  Что необходимо обсуждать, так это тактику власти вокруг этого бюджета. С моей точки зрения, Кабмин совершенно ошибочно не отозвал бюджет. По Конституции ни должны были подать бюджет до 15 сентября. Эта норма всегда выполняется, она обязательна, иначе наступает ответственность.

А правительству не было и двух недель,  они были не в состоянии разработать свой проект бюджета, поэтому взяли проект бюджета, подготовленный правительством Гройсмана —  еще на основе проекта бюджета. Резолюция была одобрена в мае этим же правительством на основе макроэкономических показателей,  утвержденных Кабмином в мае, тем самым выполнили свое конституционное обязательство.

Что касается новой власти, то эта команда неопытная. Что бы они сделали – представление поставили, объяснили, что там не те темпы роста, которые они хотели в 3.3%, в этот бюджет не заложена реализация обещаний президента, обещаний партии «Слуги народа», соответственно, в данном чужом бюджете не реализуются заявления премьер-министра.

Лучше бы его отозвали, после чего утвердили программу правительства, ведь есть еще один парадокс: какой может быть проект закона о бюджете, если нет экономической программы правительства, утвержденной Верховной Радой, иначе говоря – если у правительства даже нет бюджетной политики, если они не определились, куда они двигаются в плане бюджетной политики. Не может быть закона о бюджете в этих условиях. Им нужно было отозвать проект бюджета, а они его приняли к рассмотрению. Депутаты делают еще одну большую ошибку – они будут пытаться исправлять этот бюджет.

Нужно уточнить,  что де-юре этот бюджет – легитимный, даже если нет экономической программы правительства. Стоит вспомнить, что Владимир Гройсман отработал  три года без утвержденной программы правительства. Тем не менее, он подавал бюджет, и его утверждали.

Кстати, заметим, что все налоговые законопроекты, продвигаемые  Даниилом Гетманцевым  не учтены в этом проекте бюджета. Хотя, по законодательству они не имеют права менять сейчас налоговое законодательство и закон о бюджете должен был подаваться на действующей базе. Это можно было менять только до 1 июля, чтобы потом утверждать бюджет на стабильной базе.

Новая власть все равно будет принимать эти налоговые законы, будет все переделывать, но теперь они запустили стихийный процесс: ведь не только Кабмин может вносить правки и изменения,  все депутаты могут подавать свои правки. Оппозиция сейчас имеет мощные козыри, она утверждает, что проект бюджета – антисоциальный. Более того, данный проект бюджета предусматривает увеличение финансирования президента вопреки всем его заявлениям.

Что касается социальных вопросов – образование, здравоохранение, субсидии – они обрезаны. Теперь будет стихийный процесс судорожных изменений, а в виду малоопытности правительства, будет еще много сюрпризов. Серьезно  относиться к этому проекту нельзя.

Необходимо, чтобы новая власть отозвала и радикально переработала проект бюджета в соответствии с программой правительства. Ведь поправки должны будут рассматриваться уже в первом чтении, запланированном на начало октября. А будут ли они внесены? Похоже, что они погубили свой первый бюджетный год. Основные рассматриваемые вопросы – это организационные и процедурные. Конечно, они добавят доходную часть, а вот рост ВВП в 3.3% на следующий год они не оставят, как и курс доллара в 28.2 грн.

Но если есть необходимость полностью пересмотреть проект бюджета,  в таком случае от него ничего не останется. У нардепов  могут возникнуть сложности, связанные с тем, что все это может пойти в общем потоке поправок от лоббирующих свои вопросы депутатов. Лучше, когда есть линия правительства, имеющая большинство в Верховной Раде и агитирующая за голосование бюджета. Но в данном случае принять бюджет действующего правительства будет технически сложно. Поэтому я с большим скепсисом смотрю на такие попытки.

Что касается денег МВФ, то они не входят в бюджет Украины по последним программам. Эти деньги полностью идут в золотовалютные резервы Национального банка. Но они влияют на то, будет ли выдержана политика курса. Хочу напомнить,  денег от  МВФ пока еще нет.

Если говорить о роли «Оппозиционной платформы – За життя», то я думаю, что они также внесут  поправки в проект бюджета. Вся эта ситуация на руку оппозиции и «Оппозиционной платформе – За життя».  Они могут предложить целый ряд изменений. Ведь правительство обещало  увеличить зарплату учителям, но в бюджет повышение не заложили. Возможно, «Оппозиционная платформа – За життя» подаст предложение о необходимости внесения поправок в бюджет и заложить повышение зарплат, в то же время и правительство вспомнит, что есть постановление Кабмина, которое необходимо выполнять, соответственно, добавят в бюджет аналогичную поправку.

Также я считаю, что у Владимира Зеленского не остается других вариантов, кроме как публично обругать правительство и потребовать сократить финансирование Офиса президента. Ведь за что они боролись? Чтобы на содержание президента увеличивать общественные расходы? Он же не это обещал.  Но то, что он по сравнению с узурпатором и деспотом Порошенко  хочет получить больше общественных денег – это тоже ненормально.

Нас ждет принятие бюджета в первом чтении с поправками. И теперь ставка делается на то, что после принятия в первом чтении рассмотрения поправок, этот документ может быть удастся превратить в бюджет правительства Гончарука. А может и не удастся. Но вместо того, чтобы сразу написать проект бюджета нового правительства, его берут от чужого правительства, а потом начинают на ходу вносить правки. Это все равно, что купить костюм на четыре размера больше, а потом начинать подгонять под себя, вместо того, чтобы купить сразу по своему размеру.

Военно-промышленное лобби добилось увеличения расходов на оборону. Попробуйте теперь это отнять у них обратно даже при помощи поправок. Такие вещи трудно исправимы. Ведь эти цифры озвучены в определенных министерствах, они обещаны лоббистам,  уже подписаны  и поданы в Верховную Раду.

Резюмируя, нужно сказать, что бюджет 2020 не будет разумным. Как и всегда, бюджет будут выполнять за счет бедных. Однозначно сократят субсидии, учителям не увеличат зарплату, будет увеличиваться катастрофа в медицинской сфере обслуживания. Таким будет у нас бюджет «преодоления» бедности. Непонятно также, как будет решаться конфликт на Донбассе. Пока много деклараций, но не принимаются конкретные решения.

Олег Устенко, член Наблюдательного совета Международного фонда Блейзера, советник президента Украины

Хотя проект бюджета приняли в работу,  не стоит ожидать от этого проекта каких-то прорывных вещей.  Я считаю, что будет правильно, если этот бюджет будет соткан из наиболее консервативных макроэкономических предположений: низкого роста ВВП на уровне 3%, более высокого дефицита государственного бюджета на уровне 2.5% ВВП. Я думаю, это будет более правильно, поскольку можно заложить и параметры, которые озвучил премьер – поставить 5% роста ВВП, а можно даже больше, ведь он обещает рост экономики страны на 40% за 5 лет. Вопрос только в том, кто возьмет на себя риски, связанные с недополучением роста. Закладывая такие показатели  у нас появляется,  если сценарий будет развиваться  оптимистично,  люфт для маневра. Мы всегда сможем использовать эти деньги  для  стимулирования экономики, если действительно настолько пополнится доходная часть государственного бюджета. Например, за счет инвестиционных, инфраструктурных проектов, либо за счет стимулирования потребления домохозяйств, как, например, увеличение социальных выплат за счет увеличения минимальной заработной платы.

Снижение уровня контрабанды в два раза может дать дополнительный доход в бюджет от 2 до 5 млрд долларов в годовом измерении. Эта сумма  означает, что мы вообще можем уйти из зоны дефицитности государственного бюджета и перейти в зону профицита.  Но как можно сказать с уверенностью, что это произойдет? Можно предположить, что снижение уровня теневой экономики может дать дополнительный доход в государственный бюджет в несколько миллиардов долларов. Он потенциально может быть настолько большим, что бюджет получит около 10 млрд долларов, если предположить, что теневая экономика полностью исчезнет, но она полностью не исчезнет.

Возникает  вопрос, а какой будет ее размер? Каждый процент снижения уровня «тени» означает, что в бюджет высвобождается по миллиарду долларов. Будет ли это происходить в течение 10 лет,  мы сведем теневую экономику к нулю,  и станем единственной страной в мире, где теневой экономики нет. Или мы будем приближаться, например, к уровню «тени», который есть в Чехии или Словакии, где эти показатели низки.

У меня есть вопрос:  как  на нас влияют  внешние риски? Что будет происходить с мировой экономической ситуацией? Насколько вероятен  кризис в следующем году? Мне кажется, что этот фактор не стоит игнорировать, особенно для экспортно-зависимых экономик, поскольку такой тип  экономики страдает,  как правило, больше других и удар по ним более сильный, по сравнению с остальными.

Если будет мировой финансово-экономический кризис, то мы пострадаем сильнее остальных. Поэтому, мое предложение – браться за самую консервативную версию, но при этом разработать механизмы на случай более оптимистичного развития ситуации. Если ситуация будет развиваться оптимистично  в плане проведения реформ, и соответственно, в плане получения дополнительных средств в государственный бюджет, тогда депутаты должны  разработать  механизм как дальше будут использованы эти деньги.

Основные вопросы по бюджету 2020 – это вопросы, связанные с дефицитом, поэтому я придерживаюсь консервативной позиции по этому поводу. Я считаю, что константа – это наши расходы на оборону и безопасность —  и это 5% нашего ВВП. Фактически мы тратим на этот сектор безопасности и обороны в два раза больше, чем страны-члены НАТО, только уровень жизни несравним. Например, они тратят около 2-2.5% ВВП на сектор безопасности и обороны, а мы 5%.

Фактически, бюджет, который мы видим перед глазами – это бюджет, корректированный на коэффициенте 1.1. Это означает, что расходы в государственном бюджете просто увеличивали в 1.1 раз, т.е. на 10%.  Откуда взяли эту цифру:  предположительно инфляция на следующий год составит 7%, а реальный рост экономики составит 3%, поэтому все можно смело корректировать на 10%.

На себя обращают внимание спорные моменты. Например, моменты, связанные с изменением объема субсидии. Уменьшение субсидий связано с тем, что часть этих денег «вымывалась»,  эти деньги просто воровали. Они оформлялись на несуществующие домохозяйства. Это была серьезная подпитка различных коррупционных каналов прежней власти. Поэтому верификация должна будет показать, сколько в реальности надо истратить. Логично было бы сначала сделать верификацию, а потом остановить этот  объем, а получается, что сначала устанавливается объем, а потом делается верификация. А если придется платить больше? Значит, придется разбивать дефицит снова. Поэтому, я и считаю, что лучше находиться на более удручающей стороне, чем верить, что все будет развиваться замечательно и хорошо.

Стоит отметить, что Минфин сверстал проект бюджета на основе старых расчетов. Взяли старый бюджет, чтобы работать над ним, поскольку нужен был исходный материал. А если бы мы находились не в осеннем периоде, а раньше, то можно было бы рассматривать различные варианты, но сейчас уже поздно. Надо с чего-то стартовать и стартовать можно с этого старого расклада.

По поводу состояния внешней конъюнктуры предполагается, и этот бюджет предусматривает, что она будет относительно неплохой для нас. Рабочее предположение состоит в том, что реформы идут, но это не отражается в доходной части. Боятся поставить в зону риска всю страну. Моя позиция – ни в коем случае нельзя повесить на кого-то какие-либо дополнительные риски, поэтому работать необходимо с имеющимся документом, разрабатывать направление денег, если ситуация будет развиваться хорошо.

Что касается новых изменений и новых заявлений правительства и команды «Зе», то они будут учтены и включены в доредактированный бюджет. Думаю, будет два чтения и голосование. Мы знаем, что они работают в комитетах. Также стоит добавить, что опасно было делать серьезные подвижки даже в налоговой сфере. Не стоит забывать, что для продолжения сотрудничества с МВФ необходимо иметь на руках готовый бюджет.

Следует обратить  внимание, что  миссия МВФ, которая работает в Украине, уже обсуждает общие параметры бюджета. Обсуждает, прежде всего то, что касается макроэкономического параметра – дефицита. Там же есть еще такие факторы риска, касающиеся социальной сферы. Если вдруг ситуация будет развиваться по оптимистичному сценарию, это значит, что у нас будет сокращаться эмиграция. Это значит, что чуть лучше будет состояние пенсионного фонда.

Если ситуация будет негативной, тогда дефицит пенсионного фонда будет продолжать увеличиваться. Там столько рабочих предположений, что я придерживаюсь мысли, пусть этот бюджет с корректировкой останется таким. Для людей тоже важно знать, что если ситуация неплохая, тогда у нас есть деньги на первую, вторую программы. А если плохая – то такой бюджет.

Что касается социальной сферы и уязвимых слоев населения, эти программы усилятся. Их корректировать будут не на 10%, а на более значимые величины. Это позиция —  пытаться помочь наименее имущим —  не только большей части депутатского корпуса, но и  межпартийного консенсуса, который есть в Раде.

Даже если примут бюджет во втором чтении, глобально ситуация у нас будет неопределенной, но степень определенности внутри бюджета будет достаточно высокой, поскольку должен быть прописан механизм, где каждое улучшение означает изменение в бюджет. Он может стать хорошим, оптимистичным, но только по ходу года.

Новый бюджет – это наиболее консервативный вариант видения развития экономической ситуации в Украине, но он будет с заложенными механизмами, которые позволят прямо на ходу переходить к более оптимистичному сценарию. Каждый раз у тебя будет новая ступенька перехода – рост больше, значит, ты можешь переходить к более объемным показателям расходной части. Еще выше – еще можешь переходить. А если твоя экономика выросла на определенную дельту, нельзя допустить, чтобы не был заложен механизм, а просто все статьи из бюджета увеличивать на дополнительные 2-3% при определенном росте. Это ненормально. Должны быть какие-то особенные статьи, которые подлежат дополнительному финансированию. К примеру, если у нас есть дополнительный рост и доходы бюджета увеличиваются на какую-то определенную величину, тогда есть возможность запустить какой-то инвестиционный проект, или увеличить выплаты инвалидам, или увеличить бюджет министерства образования, министерства здравоохранения. Это даст возможность выделить приоритеты, ведь тогда будет понятно, на что будут идти дополнительные деньги. Еще раз повторю, этот бюджет наиболее консервативный из возможных, но в него будут вмонтированы механизмы увеличения расходной части в случае, если ситуация будет развиваться по оптимистичному сценарию.

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here