В конце июля на встрече с представителями деловых кругов Китая президент Владимир Зеленский обсудил перспективы инвестиций в проекты на территории Украины суммой около 10 млрд долларов. В рамках встречи Зеленский предложил китайским бизнесменам  инвестировать в развитие инфраструктуры, в том числе концессионное строительство дороги вокруг Киева, сельское хозяйство, разработку газовых месторождений. 

У Украины есть сосед и деловой партнер  – Республика Беларусь. Сотрудничество между Минском и Пекином началось еще в 90-е годы, а  Китай планомерно увеличивает свое экономическое присутствие в Беларуси. Белорусско-китайское экономическое сотрудничество продолжается  и приносит пользу обеим сторонамТакже следует отметить, что страны активно сотрудничают не только в экономической, но и в военно-политической сфере. 

Главное преимущество Беларуси – выгодное  географическое положение, страна является последней «остановкой» перед Европой. Это дает Беларуси стратегическую роль в реализации планов Китая. Особенно тесными  отношения Минск-Пекин стали после запуска Китаем в конце 2013 года нового «Шелкового пути» — китайской программы «Один пояс — один путь». Растет число совместных белорусско-китайских проектов, среди которых завод по сборке автомобилей BelGee в Минской области, самая мощная в стране Витебская ГЭС, построенная на китайские деньги, а также «белорусская жемчужина Шелкового пути» — индустриальный парк «Великий камень».

Для Беларуси сотрудничество с Китаем представляет огромный стратегический интерес не только из-за китайских инвестиций, финансов и технологий. Китай может стать важным фактором диверсификации внешней политики Беларуси. 

 Экспертным  мнением с Фондом «Украинская политика»  о достижениях и проблемах в белорусско-китайских отношениях  поделился директор неправительственного аналитического центра «Актуальная концепция», эксперт научно-экспертной группы при государственном секретариате Совета Безопасности Республики Беларусь 

Александр Шпаковский

Во время недавнего турне по государствам Восточной Европы уже бывший помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон активно агитировал руководство посещаемых стран минимизировать контакты с КНР, свернуть проекты с участием китайского бизнеса. Между тем, представляется, что для Беларуси подобные предложения не актуальны, так как даже исключительно с политической точки зрения Минску выгодно наличие отношений стратегического характера с Китаем, что придает реальную значимость заявляемой многовекторной внешней политике. 

В последние годы белорусская дипломатия руководствуется мнением, что в ситуации очередного витка глобального противоборства оптимальным решением для малых и средних государств является не навязанный извне выбор «или-или», а формирование взаимовыгодной системы партнерства с различными геополитическими центрами. Поэтому, выражая готовность развивать отношения с США, Минск ни в коем случае не будет торговать с американцами союзом с Россией или дружбой с Китаем. 

Укрепление суверенной  многовекторности 

При этом, «Всестороннее стратегическое партнерство», соглашение о котором было подписано между Беларусью и Китаем в 2013 году, является одной из наиболее высокоуровневых форм сотрудничества, существующих в дипломатической практике Пекина. Нужно признать, что именно Китай открыл для белорусского руководства двери в Шанхайскую Организацию Сотрудничества (ШОС), а сам факт периодических контактов лидера небольшой европейской страны, коим является Александр Лукашенко, с руководителем гигантского Китая Си Цзиньпином в мире большой политики свидетельствует о многом. 

Интересно, что практически с самого начала своего президентства Лукашенко начал достаточно активно «отрабатывать»  китайское направление и каждые 2-3 года совершал рабочую поездку в КНР. Всего с 1995 года состоялось 10 визитов белорусского президента, а в ответ прошло 8 визитов высших китайских руководителей, включая председателей КНР Ху Цзиньтао (2000 год) и Си Цзиньпина (2015 год). Судя по достижению уровня «всестороннего стратегического партнерства»  в отношениях с Китаем, в политико-дипломатическом плане эта активность принесла свои плоды.

Необходимо отметить, что помимо общности взглядов на различные международные процессы, белорусское руководство в сотрудничестве с КНР также привлекает прагматичный подход китайской стороны к выстраиванию внешних связей, в соответствии с которым Пекин не выдвигает своим партнерам неких требований «ценностного соответствия». Это неудивительно, ибо и сам Китай декларирует приверженность принципам социализма, однако в экономике вполне успешно сочетает командно-административные и либерально-рыночные методы, порой даже весьма далекие от социально-ориентированной модели. 

Кроме того, китайский опыт авторитарной модернизации пользуется определенной популярностью в среде белорусских интеллектуалов, и не зря послом в КНР был отправлен один из лидеров либерально-технократического блока отечественной номенклатуры, доктор экономических наук Кирилл Рудый.

Экономическое сотрудничество: достижения и риски

Также вполне естественно, что в силу особенностей своего географического положения и высокого транзитного потенциала Беларусь проявляет серьезный интерес к участию в китайском проекте «Экономического пояса шелкового пути», сухопутный маршрут которого будет проходить через территории государств Центральной Азии, России и нашей страны. Представляется, что именно тема транзита грузов в Европу наряду с открытостью и готовностью к сотрудничеству белорусского руководства обусловила внимание Пекина к партнерству с Беларусью, что некоторым внешним наблюдателям даже кажется странным из-за явной диспропорции договаривающихся сторон.

Эта разница в весовых категориях и есть основной риск для Минска в развитии экономического сотрудничества с КНР, когда без всякого злого умысла с китайской стороны появляются негативные последствия для белорусской экономики. К таким, например, стоит относить дисбаланс в двусторонней торговле, где с 2013 года для Беларуси сложилось отрицательное сальдо более чем в 10 миллиардов долларов США.

Иным сложным вопросом является структура торгового оборота, так как львиную долю отечественного экспорта в Китай составляют калийные удобрения, в то время как Беларусь импортирует из КНР промышленную и высокотехнологичную продукцию. В основе китайского экспорта в нашу страну находятся аппаратура связи, вычислительные машины для обработки информации, автозапчасти, железнодорожные электрические локомотивы. Согласно исследованиям белорусских экономистов, в 2017 году на Китай приходилось 2/3 от всего импорта мобильных телефонов, 85% от общего количества ввезенных ноутбуков, и это при том, что данные виды продукции, закупленные в других странах, также имели преимущественно китайское происхождение.

В этой связи приоритетной задачей для Беларуси видится выравнивание торгово-экономического баланса с КНР (впрочем, эта задача актуальна для большинства стран мира), а также снижение сырьевой составляющей в структуре отечественного экспорта. Здесь, по информации белорусского посла Кирилла Рудого, за последнее время удалось добиться существенных успехов. Доля калийных удобрений снизилась c 80% до 55%, прирост несырьевого экспорта за прошлый год составил 66%. Важнейшим достижением в этой связи стало завершение аккредитации белорусских производителей мясной и молочной продукции в КНР. По итогам 2018 года поставки молока на китайский рынок выросли в 6 раз, а общий экспорт пищевой продукции увеличился в 5 раз.

Отдельно стоит заметить, что Беларусь стала первой европейской страной, наладившей постоянную загрузку поездов, возвращающихся из Европы в Китай, высококачественной сельхозпродукцией. Очевидно, что закрепление на китайском рынке сельхозпродукции имеет для Минска ключевое значение с учетом планов по диверсификации экспорта и снижению зависимости от РФ в данном вопросе.

К успехам двустороннего сотрудничества также стоит отнести тот факт, что по итогам минувшего года китайские инвестиции в экономику на чистой основе выросли  практически в 3 раза и составили 120 миллионов долларов США. Китайские инвесторы реализуют на территории Беларуси ряд серьезных проектов, включая индустриальный парк «Великий камень»,  деятельность компании «Мидея», завод автомобилей «БЕЛДЖИ» и пр. 

При этом нужно понимать, что китайские кредиты и инвестиции отнюдь не являются благотворительностью, имеют свои «подводные камни», и было бы наивно легкомысленно относиться к данной теме. Негативная история вокруг строительства китайской кампанией САМСЕ завода беленой сульфатной целлюлозы в г. Светлогорске Гомельской области за счет кредитных средств Экспортно-импортного банка КНР является тому наглядным подтверждением. Китайские партнеры не выполнили контрактные обязательства по вводу предприятия в эксплуатацию, не предоставили заказчику коды доступа, лицензию на ПО, изменения в проектную документацию, что осложняет работу предприятия. В результате договор строительного подряда между Светлогорским картонно-целлюлозным комбинатом (ЦКК) и китайской компанией САМСЕ был досрочно расторгнут, хотя китайской фирме успели выплатить порядка 780 млн. долларов США.  

Однако в данном случае нужно признать, что претензий к официальному Пекину у Беларуси быть не может. По факту китайская сторона действительно предлагает кредиты на достаточно выгодных условиях, однако нередко заемщик обязан использовать полученные средства для заказа соответствующих работ у китайских же предприятий. И здесь крайне важно помнить, что с момента выделения кредита с КНР как с государства по большому счету снимаются все обязательства относительно рациональности действий заемщика по использованию денежных средств. Отношения смещаются на ступень «белорусский субъект – китайская компания-подрядчик», и высокий уровень политических контактов между Минском и Пекином для бизнеса, нацеленного на получение максимальной выгоды, мало что значит. То есть вопросы контроля качества работ, выбора подрядчика полностью относятся к компетенции принимающей стороны, а китайский бизнес, как и любой другой капитал, может  действовать недобросовестно.

Вместе с тем курс на стратегическое партнерство с Китаем взят давно, в Минске прекрасно понимают, что уклоняться от сотрудничества с ведущей экономикой мира бесперспективно, и только от компетенции белорусских управленцев зависит, извлечет ли Беларусь практическую выгоду от «всестороннего стратегического партнерства»  с КНР и участия в проекте «Экономического пояса Шелкового Пути».

P.S.  Справка Фонда «Украинская политика» —  ТОП-7 крупнейших китайских проектов в Беларуси (по материалам СМИ)

  1. «Великий камень». Возле аэропорта должны появиться десятки высокотехнологичных фабрик и заводов, выпускающих продукцию для ЕС и стран Таможенного союза, жилые зоны, офисные и торгово-развлекательные комплексы, финансовые и научно-исследовательские центры. Когда парк заработает на полную мощность, в нем будут работать 120 тысяч сотрудников. Сейчас зарегистрированы 44 резидента, которые вложили в строительство 1,1 миллиарда долларов. 
  2. Горнодобывающий комбинат под Любанью. Общая стоимость проекта — 2 миллиарда долларов.  На полную мощность комбинат выйдет в 2025 году, практически всю продукцию собираются продавать в Китай.
  3. Завод «Белджи». Завод по сборке китайских легковых автомобилей Geely. Стоимость завода – 330 млн долларов, из которых 160 млн – китайский кредит
  4. Линии электропередачи на Белорусской АЭС также построили за китайский льготный кредит. Его согласовали еще в 2013 году. Цена  — 324 миллиона долларов.
  5. Жилой комплекс «Променад» в Лебяжем состоит из 23 10-этажных домов. Стоимость проекта — 250 миллионов долларов.
  6. Гостинично-деловой комплекс «Шантер Хилл» строят рядом с Дворцом художественной гимнастики. Возводят сразу семь зданий, в основе — 25-этажная гостиница. Стоимость строительства комплекса оценивается в 120 миллионов долларов. Бизнесмены строят его за китайские кредитные ресурсы корпорации Citic Constuction. Кстати, кредит называют льготным — это результат переговоров белорусского и китайского президентов. 
  7. Гостиница «Пекин» по праву считается одним из лучших мест для гостей Минска.  Сумма инвестиций — 100 миллионов долларов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here