Во время предвыборной кампании команда президента обещала предпринимателям  «меньше государства», совещания с бизнес-сообществом, а также реформирование налоговой сферы. Однако, сегодня  власть инициирует принять законопроекты, которые значительно расширяют  права фискалов,  штрафы  предлагается увеличить в разы, а также готовятся «сюрпризы» для промышленников. 

Наиболее активно бизнес-сообщество  обсуждает три законопроекта — №1053-1, 1073 и 1210. Что  не понравилось предпринимателям и спровоцировало большое количество  критических замечаний? В новых законопроектах  предлагается внедрение программных регистраторов расчетных операций. Внедрение своего рода «презумпции виновности»  плательщиков налогов —  именно компания должна будет доказать, что не нарушала закон. Одна из самых главных проблем – огромные штрафы, которые выросли в разы. Вводится контроль за трансфертным ценообразованием, налогообложение контролированных зарубежных компаний и т.д. 

Подготовлены неприятные «сюрпризы» и для промышленников, которым будет трудно сохранить свои позиции на рынке. Законопроект №1210  предусматривает рекордный рост налоговой нагрузки для железорудных горно-добывающих предприятий. Законопроект расширяет понятие первичной переработки, ставка рентных платежей увеличивается с 8 до 10%. По словам экспертов, внедрение этих норм чревато снижением конкурентноспособности украинского экспорта на мировых рынках. В сети и СМИ  появилось немало комментариев, что это элемент войны олигарха Игоря Коломойского против Рината Ахметова, которому принадлежит большинство железнорудных ГОКов в Украине.  

У новой власти назревает первый конфликт с  предпринимателями. Новые налоговые законопроекты и последствия их принятия для украинского бизнеса обсуждают эксперты.  

Юрий Гаврилечко,   эксперт  Центра анализа экономической политики

Представители новой власти продолжают политику предыдущей,  которая всеми силами пыталась обворовывать тех, у кого есть хоть какие-то деньги. Немного подразобравшись в ситуации с землей, инициатива относительно ее продажи поутихла, потому что никаких денег от этой аферы собрать не получится. Поэтому они решили пойти по традиционному пути. Из-за этого пострадает мелкий, средний и крупный бизнес. Мелкому и среднему бизнесу предлагают оборудовать свои рабочие места совершенно ненужной им техникой, усложняющей не только ведение бизнеса, но и увеличивающей количество расходов на совершенно не нужные мелкому и среднему бизнесу рабочие места. 

Например, внедрение кассовых аппаратов. Чтобы пользоваться этим кассовым аппаратом, нужно будет нанять на работу кассира, поскольку сами владельцы не умеют им пользоваться, нет квалификации, а если она и будет, владелец обязан стать еще и кассиром, платить себе вторую зарплату, с которой платить так же и налоги.

Так называемая всеобщая фискализация в таком виде на сегодняшний момент отсутствует практически во всех странах мира, поскольку технически ни одна страна не готова к подобной работе, а любые технические решения должны быть привязаны к возможностям государства. Если ФОП должен будет обеспечить то, чего нет в принципе, а еще и как-то это обслуживать, ведь кассовый аппарат — это не только деньги, скинутые на кассовый аппарат, а и деньги, которые еще будут тратиться на постоянное обслуживание этого аппарата, потому что это будет делать не владелец, а фирма. Плюс еще будут проходить транзакции, а за эквайринг, т.е. подключение системы к банку, платит владелец.

Кроме того, представитель ФОПа будет платить за интернет, которым это все обслуживается. В связи с этим возникает вопрос, зачем эти дополнительные расходы плюс еще штрафные санкции, которые у нас сделаны по аналогии с неправильно трудоустроенными гражданами – зашкаливающий за сотни тысяч. Какой смысл заниматься мелким бизнесом? Напомню, что система ФОПов или упрощенная система налогообложения, существует не для того, чтобы платились налоги. ФОП вообще могут не платить никаких налогов теоретически. ФОПы существуют исключительно ради одной цели – снизить бюджетные расходы на социальную сферу, потому что каждый ФОП – это самозанятый гражданин, который сам себя обеспечивает рабочим местом и зарплатой. Если бы в Украине не было работающих ФОПов, то наше государство было бы вынуждено где-то еще найти порядка 200 млрд грн, чтобы выплачивать этим гражданам пособие по безработице. Основная цель существования ФОПов – снизить нагрузку на бюджет, а не пополнить бюджет налогами. Если же они пополняют бюджет налогами – это бонус. 

Что касается крупного бизнеса, то ситуация немножко другая. На них собираются навесить дополнительное фискальное отягощение, в первую очередь, это касается ГОКов, которым увеличат нагрузку в 4-5 раз. Законопроект расширяет понятие первичной переработки: вместо себестоимости руды и первичного дробления за базу берется стоимость конечного продукта – концентрата, окатыша, агломерата. В результате, рост платежей в бюджет от горно-обогатительных комбинатов составит 300-400%. Ставка рентных платежей увеличивается с 8 до 10%. А так как рента у нас ложится на себестоимость продукции, а не берется с прибыли, то ГОКи будут вынуждены поднимать цены. Да, рента по сути превращается в налог с оборота, что при низкой маржинальности ведет к прямым убыткам. 

В результате производство какой-либо продукции, кроме добычи и продажи руды, становится категорически не рентабельным. Получается, что чем более технологичную продукцию выпускает ГОК, тем большая налоговая нагрузка на него ложится. В итоге, Украина рискует потерять порядка 30% экспортных поступлений, ведь если тем предприятиям, которые и так работают с не очень большой маржой, увеличить налоговую нагрузку, то работать просто станет экономически не выгодно.  Следовательно, если они перестанут работать, то украинские остатки сталепроката и машиностроения  останутся без сырья. Если они останутся без сырья – закроются, потому что возить сырье для себя откуда-то – невыгодно,  поскольку все мировые схемы привязаны к существующим добывающим и производящим  компаниям.  Вклиниваться в эту схему, полагаясь на сырье, покупаемое за пределами Украины означает, что владелец бизнеса будет неконкурентноспособным. И пока наши ГОКи будут «падать», их место на мировом рынке займут предприятия   россиян,  турок,  китайцев.   

Кстати, о Китае. Украинские ГОКи  могут  потеряють, в частности,  рынок Китая, на который приходится более 20% украинского экспорта железорудного сырья. По оценкам Федерации металлургов Украины, потеря китайского рынка для нас эквивалентна закрытию двух таких предприятий, как Ингулецкий ГОК и Центральный ГОК. А это 10 тыс. работников, непосредственно занятых в железорудном производстве, и еще 10-15 тыс. работников смежных отраслей. Уровень сокращения дохода достигнет 4 млрд грн в год, что автоматически трансформируется минимум в 3 млрд грн недополученных платежей в бюджет. 

Чтобы мне оценить три законопроекта, которые собираются принять в Верховной Раде, нужно рассматривать  их минимум неделю. Не уверен, что у наших депутатов есть столько времени и достаточно квалификации, чтобы это успеть сделать чисто технически. Мало того, напомню, что после нормы законопроекта 1210, они связаны с вступлением в силу с октября кодекса о процедуре банкротства. Соответственно, чтобы эта норма начала действовать, закон 1210 должны успеть принять в течение 2-3 недель, и он через месяц после публикации начал бы действовать. Скорее всего, эти законопроекты будут оперативно приниматься. А чем быстрее они будут приниматься, тем менее качественно они рассматриваются депутатами, у которых не хватит времени, чтобы ознакомиться с содержанием. 

Олейников Евгений Олейников, эксперт по вопросам экономики «Экономического дискуссионного клуба» 

У команды Зеленского назревает первый масштабный конфликт с предпринимателями. Разочарование наблюдается у тех предпринимателей, перед которыми стоит серьезная перспектива получить кассовые аппараты в качестве обязательного агрегата в своей работе. Тут есть существенный  момент. Принципиально тектонические сдвиги в этом вопросе, т.е. единщик должен иметь кассовый аппарат, произошли еще в 2015 году, когда ударно-штурмовым методом приняли целый пакет изменений. До этого в 2015 году обязали иметь регистратор расчетных операций (РРО), т.е. кассовый аппарат, единщиков третьей группы всех и единщиков второй группы, тех, у которых оборот свыше 1 миллиона гривен. Поскольку предельные обороты всего 1.5, то многие уже тогда попали под обязательное использование РРО.

Перспектива такова, что кассовые аппараты нужны всем, кроме первой группы. Естественно, что кассовые аппараты никому не хочется устанавливать из-за нескольких причин. Первая причина – есть те, кто не приходует полностью доход, но гораздо больше тех, кто все оформляет правильно, но у кассовых аппаратов очень нехорошая репутация, т.е. репутация «машинки для формирования штрафов для предпринимателей» из-за достаточно сложного администрирования и большого количества нюансов в учете. 

Самая главная проблема заключается в том, что закон о РРО был написан еще в 90-е годы и ориентирован на розничную торговлю, т.е. применение кассовых аппаратов в розничных магазинах. 

На сегодняшний день система расчетных операций ушла очень далеко вперед, открылись интернет-магазины, оптово-розничные магазины, т.е. появились нюансы, которые потом просто не учитываются. Когда устаревший закон применили к современной торговле, возникла проблема – есть масса нестыковок, масса неоднозначных трактовок, которые, по сути, регулируются мнением налоговой. Мнение налоговой иногда  принимает самые причудливые формы, в зависимости от аргументов, предъявленных проверяющим. Естественно, что это вызывает большой негатив у предпринимателей, которые не хотят попадать на крючок налоговой, тем более, что главное достоинство единого налога в том, что единщиков второй и третьей группы тяжело привлечь за какие-то формальные вещи. По сути, его можно привлечь только за прямые грубое нарушение закона в виде сокрытия доходов. Во всех остальных случаях он практически неуязвим. Тут эту уязвимость хотят разрушить. 

Если брать серию законов по кассовым аппаратам, это тот случай, когда их торопливость идет во вред. Возможно, новая команда хочет  продемонстрировать и дальше высокий темп, который они взяли, но весь вопрос в том, что кассовый аппарат и систему работы малого бизнеса сформировать можно, но не желательно. Ее в таком случае нужно выписывать по новой, т.е. нужно осовременивать всю систему учета. Также необходимо определить место малого, среднего бизнеса не только в налоговой системе, но и всей экономической системе государства, т.е. ответить на вопрос – что такое для нас малый бизнес? 

Для понимания, в Евросоюзе, на который у нас принято кивать как на икону стиля, есть целый набор директив по малому и среднему бизнесу, в одной из них сказано, что малый и средний бизнес для ЕС – это источник инноваций, экономического развития и создания рабочих мест. О фискальной функции там ничего не сказано. Малый бизнес не рассматривается с точки зрения источника фискальных поступлений. Отношение ЕС к малому бизнесу примерно следующее: ты не сидишь на шее у государства и не получаешь пособие, ты генерируешь доход, ты создаешь рабочие места – друг, огромное тебе за это спасибо. Ты уже дал максимум того, на что мы рассчитывали. 

Главный вопрос – а что такое малый бизнес в Украине? Без четкого ответа на этот вопрос мы никуда не двинемся. Упрощенная система налогообложения в свое время стала продуктом, ответом на этот вопрос в конце  90-х годов. Тогда в ситуации, когда с малым бизнесом был расклад «визгу много, шерсти мало», после некоторого размышления пришли к выводу, что пусть он платит хотя бы что-то и работает так, чтобы его нельзя было трогать налоговой. В итоге это себя оправдало, малый бизнес в Украине состоялся, но это было почти 20 лет назад. 

Необходимо ответить на вопрос, что такое малый бизнес для Украины сегодня? Это главный источник фискальных поступлений, это источник занятости, это дойная корова для чиновников? Проблема в том, что новая власть спешит изменить условия работы малого и среднего бизнеса, не ответив на этот вопрос. Соответственно, эту проблему они и получили. Это главная и основная причина недовольства предпринимателей. 

С моей точки зрения, должен существовать некий социальный договор между государством и бизнесом. Бизнес выполняет законы, и государство тоже выполняет законы. Если есть идея, что вы выполняйте законы, а мы посмотрим, это ненормально ни с одной, ни с другой стороны. В итоге все будут «смотреть», но выполнять ничего не будут. Так тоже можно жить, но не стоит заикаться о правовом государстве, стандартах жизни. Давайте тогда честно скажем, что мы строим Сомали и будем наслаждаться плодами своей постройки.

Что касается промышленников и понятия «первичной переработки», то я присоединюсь к консенсусному мнению своих коллег, это очень напоминает сведение счетов между несколькими крупными субъектами бизнеса, один из которых по странному стечению обстоятельств имеет ГОКи, а другой – предприятия по переработке продукции ГОКов. У меня складывается впечатление, что это олигархическая борьба. Это совсем не те вопросы, которые принципиально могут повлиять на ситуацию с налогообложением.

Если говорить о том, понимают ли депутаты, что запуск кассовых аппаратов – это старый законопроект, то мне кажется, что большинство из них пока не готово вникать и разбираться. Они пока охвачены этим общим порывом – «надо принять много и как можно быстрее». Не будем забывать, что там много людей без практического опыта. У них еще нет, в том числе и у президента и его команды, опыта столкновения и конфликта с бизнесом. Они пока до конца не понимают, что это может быть и во что это может вылиться. Представители новой власти не понимают ни краткосрочных последствий, ни долгосрочных. Многие говорят, что если примут закон, то завтра будет налоговый майдан. Налоговый майдан, на самом деле,  далеко не самое страшное, что может случиться. Самое страшное – это то, что предприниматели покинут страну. Тех, кто уехал, вернуть практически нереально.  Это фактор, который проявляется не сразу, но когда проявляется, то его очень долго и сложно разворачивать назад. 

Виктор Скаршевский, экономический эксперт 

В связи с последними налоговыми новациями возникает закономерный вопрос: зачем властям сейчас топить малый и средний бизнес?  Конечно, он в большей степени адресован  инициаторам. Почему-то у президента десятками штампуют самые разные законопроекты, в том числе, по налогам.  И это в то время, пока правительство, якобы, пишет свою экономическую программу. Поскольку  уже полностью сформирована власть, сформировано монобольшинство, правительство,  то было бы логично, если бы все эти законодательные инициативы происходили в рамках правительственной программы, т.е. были бы установлены какие-то цели,  задачи, для чего  принимаются  такие законы. Но  сейчас нет никакой правительственной программы. Она разрабатывается и до конца сентября должна быть принята. Пока она готовится,  идет законодательный спам, много разных «инициатив»,  в данном случае – налоговых, идет  наступление на малый и средний бизнес. Сейчас пытаются принять проекты, от которых бизнес едва отбился при Порошенко: кассовые аппараты для ФЛП, «премии» потребителям за наводки на точки, которые не выдают чеки, резкое увеличение штрафов за малейшие налоговые ошибки. 

Почти во всех меморандумах с МВФ писалось, что малый и средний бизнес – это источник теневой экономики и все наезды на малый и средний бизнес, с точки зрения меморандума с МВФ, находились в разделе «Борьба с теневой экономикой». Логично предположить, что с помощью  нового «наезда»  на малый бизнес хотят бороться с теневой экономикой. Это приведет не к уменьшению ее размера, а к увеличению поступлений валютных гастарбайтеров, потому что их количество увеличится.  Предприимчивые люди сделают то, что уже сделало 9 млн украинских граждан – поедут на заработки или вообще переедут в другие страны, потому что малый и средний бизнес – это активные граждане. Если им начнут далее  закручивать гайки, на это есть простое «противоядие» —  закрыть,  уйти в тень,  выехать в те страны, где бизнесом заниматься намного комфортнее. 

Если правительство, в данном случае депутаты «Слуги народа», потому что от них идет инициатива, хотят бороться с теневой экономикой, то необходимо смотреть на более существенные вещи. Например, на контрабанду, серый импорт, контрафакты, офшорные схемы, конвертационные центры. По оценке «CASE Ukraine» бюджет от этих процессов теряет 200 млрд грн, это около 20% всей доходной части бюджета. То, что связано с ФОПами, а это максимум 6-9 млрд грн, т.е. в 22 раза больше теряется  денег от контрабанды, серого импорта и офшорных схем, прочих механизмов, чем от ФОПов. Может, лучше заняться тем, что в 22 раза приносит убытки бюджету? Совершенно необходимо навести  порядок в этих сферах как правительству, как и власти. Нужно показать, что у них серьезные намерения, благодаря этому увеличится доверие малого бизнеса к власти, и тогда будет более понятно, что тут позакрывали дыры, там уравняли правила и теперь следует посмотреть на небольшие моменты, которые надо урегулировать с ФОПами. Вместо этого увеличиваются штрафы не на 20-30%, а увеличиваются в 4-10 раз! За неправильную подачу данных о нанятых физлицах штрафы увеличиваются в 24 раза!  Было 85 грн, а хотят сделать 2040 грн.

 Еще вводятся новые штрафы. Получается, вместо того, чтобы дать свободу предпринимательству, начинают душить,  например, введение обязательных кассовых аппаратов. Их употребление обязательно пока не для всех, но для большинства. С 2021 года – для всех. Внедряется стукачество от покупателей на продавцов, если возникают какие-то вопросы с фискальным чеком. Это только внесет еще больше напряженности в общество.  Также запускаются электронные расчетные аппараты в смартфоне, хотя еще нет нормальных программ, но вся бумажная волокита все равно остается. Надо будет сохранять эти чеки, распечатывать их. Все делается в «турборежиме», с очень большими недостатками, в сыром виде. В конечном итоге, за все эти проколы власти будет платить предприниматель. 

Фракция «Слуга народа» говорит, что хочет сделать Украину успешной, развитой, повысить экономически благосостояние, но какими мерами этого можно достичь? Например, поднять рентные платежи для ГОКов? (Кстати, почему-то в списке нет ферросплавов).  Плюс рента на переработку, а не на сырье. По заявлению аудиторской компании Pricewaterhouse Coopers  в случае принятия законопроекта рентный платеж в Украине будет в 10 раз выше, чем в России, в пять раз выше, чем в Китае и в 2 раза выше, чем в Канаде. 

А где поддержка, в том числе через налоговые механизмы, украинского экспорта, высокотехнологической продукции, машиностроения?   Где запуск и нормальная работа экспортно-кредитного агентства, которые работают во всех странах Европы и США? Где инициативы по теме приоритетного развития  индустриальных парков? Речь идет о создании нового, а не перераспределении старого и отбирания дополнительных денег у самых активных граждан из малого бизнеса, к которым я отношусь как к самозанятости, а не большому зарабатыванию денег. 

Мало обсуждается, но существует  законопроект о нулевой декларации. Будут вводиться косвенные методы, т.е. еще больше полицейских функций против украинских граждан. Пока все суть законодательной  работы  идет на перераспределение, а не на созидание. Все идет к тому, чтобы смотреть назад:  кто и сколько заработал, у кого сколько можно отнять, а не вперед – на перспективу, как создать условия для зарабатывания денег. Перераспределение и зарабатывание – две большие разницы. Выбираются отдельные отрасли, которые хотят дополнительно обложить  налогом в  виде рентных платежей. Это как-то  «неожиданно»  совпало   с тем, что сказал Игорь Коломойский за несколько дней до того, как законопроект появился в Верховной Раде. 

Коррупционная привлекательность и потенциальный теневой доход увеличиваются, когда бизнесу сложно и трудно. Вероятно, именно поэтому вместо либерализации, которую обещали бизнес-сообществу,  получаем очень вероятное  ухудшение условий для предпринимательства.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here