Президент Владимир Зеленский 2 сентября  встретился с членами правительства и руководством парламента. Президент озвучил  главные реформаторские задачи для нового Кабмина и Рады.

В ходе совещания премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что за следующие пять лет экономика Украины должна вырасти минимум на 40%. Для этого в следующем году рост должен ускориться до 5%, а еще через год — до 7%. По словам Гончарука, в 2020 году в Украине завершится валютная либерализация и начнется земельная реформа. Кроме того, на 2020-й планируется изменение налоговой системы.

Президент поручил до 1 декабря принять проекты законов о земельной реформе, о Бюро финансовых расследований, о легализации игорного бизнеса и добычи янтаря, не позднее 1 апреля 2020 года провести первый конкурс в рамках большой приватизации.

Между тем, в опубликованной 7 сентября информации в  СМИ, международное рейтинговое агентство Fitch Ratings повысило долгосрочные рейтинги дефолта эмитента Украиныдо уровня В с уровня В-. Прогноз по рейтингу позитивный. В агентстве отметили, что Украина смогла продемонстрировать «своевременный доступ к фискальному и внешнему финансированию, улучшила макроэкономическую стабильность и снизила бюджетную задолженность». Также на динамику позитивно повлияли досрочные выборы в парламент, благодаря которым страна избежала периода политической нестабильности. Правительство Алексея Гончарука Fitch называет «технократическим, прозападным и реформистским».

Задачи, которые  поставил  президент новому Кабинету министров,  Фонду «Украинская политика»  комментирует финансовый эксперт,  управляющий партнер  компании «Capital Times»  Эрик Найман

 

Новый премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что на 40% за 5 лет вырастет экономика. Но это, скорее цель, чем прогноз. У нового Кабмина  есть ключевой KPI,  который перед ними поставил президент. Экономике  нужно не просто расти, а расти стремительно.  А если   украинская экономика не будет расти такими темпами, тогда  будут вопросы по самому премьеру, и возникнет  вопрос о замене его кабинета. Поэтому я исхожу из того, что это не их прогноз, а  задача, которую перед Кабинетом министров поставили. И вопрос, на мой взгляд, более корректно нужно сформулировать так: насколько реалистично выполнение такого прогноза, таких целей,  есть ли на это ресурсы, при каких условиях это достижимо.

Ряд экспертов, в том числе и в Кабмине,  полагает, чтобы обеспечить экономический рост 5-7%  — необходим большой приток прямых иностранных   инвестиций. Т.е. просто принести деньги в страну – и все. Но этого недостаточно.  Я в свое время проводил много исследований, в том числе опираясь на международный опыт, взаимосвязи между темпами экономического роста и различными институциональными либо экономическими условиями. Замечу, что  отсутствие регуляторных сложностей украинской системы как раз способно привлечь свободные западные и внутренние средства. Именно инвестиции, а не кредиты. Главное, чтобы они работали по запланированным схемам и приносили оговоренную прибыль.

Некоторые экономисты  утверждают, что деньги не спешат  заходить  в рисковые страны, а именно таковой продолжает оставаться Украина, в том числе,  из-за наличия вооруженного конфликта. Не согласен. Усиление институциональной силы Украины автоматически приведет к притоку большого числа инвесторов в страну. Я помню события четырнадцатого года. В страну приезжало очень много иностранных инвесторов, которые были готовы инвестировать в Украину от 10 миллиардов долларов,  что для Украины было большой цифрой. Но инвесторы  покрутили носом,  полгода побегали, увидели, что ничего не меняется и сказали: «Ну, спасибо, мы пойдем в другие страны, а вы  когда у себя разберетесь,  тогда мы к вам и придем». И речь идет не о войне,  а о комплексной институциональной силе Украины: суды, налоговая система, силовые ведомства, гарантия прав инвесторов и т.д.

Что касается  наполнения  бюджета – предполагается, что это будет  за счет старта земли и приватизации. Я услышал намерение  существенно ограничить дефицит бюджета. Вплоть до того, что —  это высказал Гончарук —  что мы не планируем новые заимствования. Я думаю, что кредиторы Украины сразу огорчились и забеспокоились. Кредиторы привыкли зарабатывать на дорогом украинском долге, а тут раз – и один из интереснейших заемщиков  вдруг говорит, что мы больше не планируем привлекать долги. Это можно сделать только в том случае,  если страна  получает бездефицитный бюджет. Получить бездефицитный бюджет можно двумя способами. Первый – увеличивая доходную часть. А это можно сделать за счет повышения налогов,  приватизации,  экономика  получает  разовые большие поступления денег, либо закладывая ускоренный рост экономики. Можно  сохранять  уровень налоговой нагрузки, но если  быстрее растет ВВП, то в итоге бюджет будет пополняться быстрее. Или второе – ограничивая расходную часть. А этого можно добиться за счет деолигархизации,  деофшоризации, борьбы с коррупцией.  Поэтому здесь очень многовекторная работа:  приватизация, в том числе приватизация земли, большая  приватизация. Обрезание всяких коррупционных и прочих расходных схем из госбюджета. Даже пенсионная реформа и увеличение доли частного сектора в пенсионной системе — это тоже часть эффективной работы с госбюджетом.

По словам Гончарука, в 2020 году в Украине  начнется земельная реформа. Рынок земли  нужно открывать. Это не только деньги в операционном плане,  у банков появляются залоги,  это поможет перезапустить кредитование. Появится более эффективное рыночное ценообразование в агросекторе. Потому что долгое время наши агрохолдинги субсидировали  владельцев земли за счет заниженных ставок аренды.  Если опираться на цифры Укрстата, то он  указывает  $50 в год аренды за гектар. Фактор капитализации  оценивается  на уровне годового дохода от аренды, умноженного на 20 лет. То есть, если владелец пая сдает его в аренду по $50 за гектар в год, то ориентировочная стоимость продажи одного гектара может составлять $1000. Эксперты отмечают, что этот уровень цен не соответствует потенциальному, поскольку из-за существования моратория и местных монополий  на рынке аренды паев стоимость аренды занижена в среднем в пять раз. Процветает рынок черной аренды: большинство владельцев земли получают арендную плату либо продукцией, либо наличными. Более справедливая статистика нам показывает стоимость аренды  государственных земель в районе 180$ за гектар. Не знаю, насколько вырастет цена аренды/продажи, но уж точно, ценообразование станет более прозрачным. Это очень многофакторная, многовекторная работа, но она неизбежно даст положительный эффект.

В Кабмине говорили  о необходимости легализации рынка янтаря и  игорного бизнеса, а также об  ответственности  за теневое трудоустройство.  Я бы разделил эти позиции. Нелегальная добыча янтаря:  ее нужно соотносить вообще с тем, что происходит в природопользовании и в добыче природных ресурсов в Украине. Сделать этот процесс более прозрачным и более эффективным. И в части газодобычи, нефтедобычи, добычи песка и камня, то есть всех природных ресурсов. Янтарь – это просто  наиболее публично освещенная тема в СМИ, скорее всего, ее и выделили отдельно. Поэтому я полагаю,  что когда речь идет о янтаре, то речь идет о всех природных ресурсах Украины.

Игорный бизнес. Легализация игорного бизнеса принесет пользу украинскому бюджету. Поэтому легализация всего,  чего только можно в стране,  что не наносит вред здоровью граждан – это все нужно делать. Но есть уверенность, что и казино, и «янтарный» проект не дадут ожидаемо больших доходов в госбюджет, и  поступления даже не покроют текущий дефицит.

Теперь что касается детенезации зарплат.  Тут необходимо начать с самого  государства. Во-первых, во многих госкомпаниях до сих пор происходят выплаты наличными. Потом,  во многих госучереждениях, министерствах, агентствах люди получают доплаты в наличной форме, безналично на карточку —  но это все равно неофициальный фонд оплаты труда, это другой способ материального вознаграждения за труд. Поэтому если просто бороться только с частным бизнесом и не приводить при этом в порядок то, что происходит с фондами оплаты труда в государственном секторе, я считаю, это  будет воспринято как очередная несправедливость. И, соответственно,  это будет воспринято бизнесом  в штыки.  Поэтому проблема по детенезации зарплат является комплексной. Ее нужно соотносить, как и любой вопрос по ужесточению налогового климата, с повышением эффективности расходной части бюджета. Чтобы люди понимали, что те налоги, которые мы платим,   расходуются эффективно. Что чиновник отвечает как за свое действие, так  и за свое бездействие. Чтобы люди не получили снова  традиционную государственную  политику: «вы нам дайте, а мы вам потом может быть».

Социальный контракт – сложнейшая проблема. Это, кстати,  была одна из основных претензий к Януковичу, который нарушил социальный контракт. Было общество, в котором власти позволяли воровать внизу, и общество позволяло воровать властям. Когда Янукович попытался перекрыть воровство внизу, но продолжал воровать вверху, то это общество восприняло как нарушение социального контракта,  и Янукович получил майдан.  Вот если сегодняшние  украинские власти попытаются повторить нарушение социального контракта, то их будет ожидать, конечно же, майдан. Поэтому, я надеюсь, они это понимают, и помнят  фразу, что  «рыба гниет с головы». Поэтому,  я бы советовал им начать реформирование и детенезацию экономики с государственного сектора.  Вот там реально находятся десятки миллиардов гривен неэффективного государственного  управления. И тогда  можно требовать от бизнеса:  смотрите, мы сделали первый шаг, теперь вы должны тоже сделать шаг. Шаг нам на встречу. Но уверен, что первым должно сделать шаг государство. Меня также немножко настораживают слова «об усилении ответственности…» , я не понимаю, что это такое. Я боюсь, чтобы не началась «охота на ведьм». А мы понимаем, что в не реформированной украинской экономике любой чиновник, получающий власть, будет использовать эту власть для личного обогащения, а не на благо государства. Поэтому я предлагаю  сначала все-таки реформировать госсистему, а потом уже внедрять либеральные ценности. Потому что при другом сценарии  будет социальный взрыв.

Есть еще «нюанс», на котором нужно остановиться отдельно. Если состоится  рост ВВП на 7% в год , то это будет подразумевать штрафные санкции со стороны МВФ: такое соглашение заключила экс-глава Минфина Наталья Яресько с Фондом в 2016 году. Де-факто  речь идет о «налоге на развитие»: если рост ВВП составит 3–4%, Украина вынуждена будет выплатить МВФ 15% прироста. Свыше 4% —  40% «налога».  Украина должна будет отдать кредиторам больше на 1,35% ВВП страны.

Как только были объявлены условия реструктуризации «им.Яресько», я сразу публично выступил и сказал, что это крайне невыгодное соглашение для Украины. И его можно было сделать более эффективным и более выгодным для страны – для этого были все объективные и субъективные основания. Но,  к сожалению, переговоры, которые вела Яресько с основными кредиторами Украины,  происходили за закрытыми дверями. Мне говорили, о том  что она выгоняла людей из кабинета , которые могли быть свидетелями таких переговоров. Представляете — чиновник высшего государственного ранга, который должен соблюдать правила игры и правила работы на своем посту, ведет закрытые переговоры с кредиторами. Сразу возникает вопрос: а на чьей стороне ты играешь? Нет ли в твоих действиях  коррупционной составляющей?

Сегодня  мы исходим из того, что это соглашение уже есть — отказ Украины от соблюдения этого соглашения, будет восприниматься кредиторами  крайне негативно. Некоторые могут это расценить как дефолт. Можно вызвать кредиторов  на прямые переговоры и попытался бы с ними поговорить немного  иначе, но в 90 % случаев, такие переговоры обычно заканчиваются ничем. Кредитор вам скажет: «Ну, если вы откажитесь от выполнения этих условий, мы идем в суд, и суд вас обяжет, и вы выполните эти условия все равно». Такое было с Аргентиной. Она  проигрывала такие суды  и все-таки выплачивала долги, либо шла на дефолты. Я предпочту в такой ситуации выплатить долг, но не повторять судьбу многострадальной Аргентины: восемь дефолтов за сто лет – это многовато.

В целом то, что мы сейчас слышим от премьера Алексея Гончарука — это действительно кардинально новое, такого не было еще в Украине. Потому что все предыдущие Кабмины  были или рождены в СССР, или являлись переходной моделью, как модель Гройсмана.   Премьер говорит правильные вещи, он говорит очень грамотно, достаточно логично. Поэтому сейчас и экспертное сообщество,  и инвесторы уже следят не за словами, потому что слова нравятся, а следят за делами. У меня, например, сейчас несколько сценариев развития. Первый —  украинские власти выбрали сценарий сыграть в «длинную»,  хотя бы на 4-5 лет, и это  кардинально новое для Украины. Потому что для всех предыдущих  украинских чиновников, пришедших во власть,  горизонт планирования был один год. Воровать надо сразу,  чтобы через год быть уже довольным жизнью и иметь возможность спокойно уехать из этой страны  богатым человеком.

Ну и второй сценарий,  если они все-таки по-прежнему будут играть в «короткую». Я думаю,  это станет известно через два-три месяца —  что они выбрали. Но тогда глубина разочарования будет фантастической. Чем больше выданные авансы со стороны людей власти, тем больше спрос. От любви до ненависти —  один шаг.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here