Первая сессия парламента IX созыва стартовала. Президентская партия «Слуга народа» получила права коалиции. Согласно Конституции, фракция, в состав которой входит большинство народных депутатов от конституционного состава парламента, имеет права коалиции. Это первый случай в истории независимой Украины, когда коалицию формирует одна фракция. Монобольшинство  партии «Слуга народа» в парламенте позволило  этой политсиле назначить своих депутатов на ключевые должности в парламентских комитетах и в Кабмине. Верховная Рада 382 голосами назначила Дмитрия Разумкова спикером Верховной Рады. Избран новый Кабинет министров,  новый премьер – Алексей Гончарук — стал самым молодым главой Кабмина в истории Украины.  

Политологи  практически в один голос заявили, что  монобольшинство является  риском для украинской демократии. Конкуренция всегда лучше монополии. Однопартийное большинство будет создавать много соблазнов. То, что есть на сегодня —  монополизация власти одной политической силой увеличивает риск злоупотребления этой монополией и попыток ее законсервировать,  указывают политэксперты.  Однако в СН на контроль над Радой смотрят не как на вызов или соблазн, а как на возможность.  

Также  ряд политологов сомневаются,  сможет ли Зеленский, Офис Президента и лидер партии «Слуга народа» удержать новых депутатов  как единый коллектив. Сделать из них рабочую группу, которая могла бы проводить реформы, как они декларируют, а не превратиться в совокупность групп по интересам. 

Кроме того, по мнению экспертов, в условиях неразвитости независимых институтов в Украине особых сдержек и противовесов не будет. В то же время, велика вероятность, что внутри СН вскоре начнутся конфликты и распад на конкурирующие группы:  партия мало чем объединена, неопытна, фракцией  такого размера сложно управлять — считают эксперты рынка.   

Михаил Чаплыга, политический эксперт, делится своим мнением о  рабочем старте нового парламента.

Михаил Чаплыга, политический эксперт: 

чаплыга фотоЕсли рассмотреть персональные  назначения нового Кабмина, то к позитиву я бы отнес назначение премьер-министром  Алексея Гончарука. Эксперты считают его порядочным человеком и  хорошим организатором. Он придерживается неолиберальных взглядов —  это я отнес бы к негативу. Почему? Это значит, что он будет готов к продаже земли, к открытию внешних шлюзов в страну и к продаже всего, что есть,  к продаже наследства страны, по большому счету. Такими  действиями  мы не построим субъектную страну – это мое убеждение. Мы можем интегрироваться  в глобальные финансовые цепочки, но там мы будем никто. Мечтая о собственной субъектности, т. е. о независимости    мы получили независимость, а свободу и субъектность – так и не получили. Поэтому мечту о субъектности можно похоронить, если мы продадим все свои активы, мы – как государство — не будем интересны более никому. 

Отмечу также удачное  назначение министрами  Вадима Пристайко и Дмитрия Кулебы  – они  действительно профессионалы в своей сфере. 

Если рассматривать  остальной  состава  нового Кабмина, то ряд  назначений   вызывают у меня грусть и печаль. Грусть моя связана с министром здравоохранения – это означает, что все, что делала Ульяна Супрун, будет продолжаться; с министром образования – похороны системы образования как таковой. Т. е. сфера медицины, сфера социальной политики, сфера образования – этот  мрак  продолжится, но только в большей степени. У нас под видом реформ реально  уничтожается медицина.  Точно так  при всех правительствах у нас методично уничтожается  система образования. По сути, идет деградация и дебилизация населения. Да, можно получить диплом, но это не означает получение образования. Мы, по сути, теряем собственных граждан. Очевидно, совсем скоро нам нужно будет организовывать ликбезы, как в свое время делали большевики. 

Из совсем  удивительных вещей для меня стало отсутствие министерства аграрной промышленности (АПК). Да, кто-то скажет,  зачем АПК? Действительно, министерство АПК в стране, чью землю собираются продавать —  реально не нужно. Хочу подчеркнуть, что, например, министерство сельского хозяйства в США – это одно из крупнейших министерств в стране. В любой цивилизованной  стране мира министерства аграрного сектора  – ключевые. Причем цель существования этих министерств —  не получение какой-то эфемерной прибыли или «урожайности с гектара»,  их задачи —  следить за тем, чтобы земля  рационально использовалась как можно большим числом фермерских хозяйств. Имеется в виду, что люди, которые живут не в городе, а в сельской местности, были задействованы на этой земле, чтобы они могли себя прокормить. Самая главная цель – занятость людей на собственной земле. Поэтому, например, во Франции, Польше, Германии существует законодательство и соответствующие государственные органы, которые следят за тем, чтобы не уменьшалось число фермерских хозяйств, и чтобы земля не была предметом спекулятивных операций. Госорганы там  имеют право отменить куплю-продажу, если подозревают спекулятивность. Если происходит купля-продажа земли, то следят за тем, чтобы она  не была продана дешево.  Более того, купить эту землю могут только те, у кого есть опыт работы на земле, у кого есть профильное образование, и кто обязуется 10-15 лет лично работать на этой земле. Там все очень жестко урегулировано. В Украине мы не понимаем, по какой схеме будет происходить новая «рехворма». Соответственно, если земля просто становится товаром и ее забирают у нас, то никакое министерство нам и не нужно, потому что следить за этим будет внешний глобальный собственник, но при этом мы рискуем повторить историю Римской империи. Там   огромными территориями владели немногие богатые  семьи,  простых же людей на этих землях не было, они  не могли ее обработать, они бежали в Рим и пополняли римский люмпен. В результате, вся империя начала трещать по швам, только потому, что не стало тех, кто работал на собственной земле. Земля перешла в собственность  нескольких богатых семей, которые получали сверхдоходы и использовали рабский труд, а сами граждане Рима стали бедными. То же самое будет происходить и в Украине.  

Украинцев ждет участь бразильских фавелов. Если, конечно, наших людей не абсорбирует рынок труда Польши, Болгарии, Румынии, но поскольку там рынки труда уже насыщены нашими гражданами,  то скорее всего, будет идти обратный отток. У нас есть огромный риск возникновения именно таких фавелов. У нас в стране огромная проблема с водой, об этом, кстати,  мало кто говорит.  На самом деле, очень много городов в Украине уже не имеют воды, поскольку запасы артезианской воды, которую скачивали раньше бесконтрольно  практически  исчерпаны.  Это перспектива ближайших 5-10 лет —  Украина может превратиться в пустыню. Например, в Буче уже есть проблема отсутствия  воды, неоткуда брать воду, а подземных вод уже нет. Все это —  результат либеральной политики без регулирующей руки государства. 

Если говорить о «токсичных»  назначениях в Кабмин – это Минобразование, Минздрав и Минэкономика. Как можно было утвердить Тимофея  Милованова  возглавить  Минэкономику?  Он банальный лоббист от внешнего  капитала.  Вдруг этот банальный лоббист, который в лучшем случае является теоретиком от экономики,  становится министром. Я прекрасно понимаю, что никакой он не министр. Он просто будет выполнять задачи тех, кто нанял его. Более того, министерство АПК теперь подчиняется  Минэкономике. Это говорит о том, что земля больше не наша и государству нечего там делать. 

При этом, большинство новоназначенных  министров, в том числе Милованов, как пишут украинские СМИ,  закончили университеты  Бонна,  Питтсбурга, учились в Австрии,  в Великобритании и т.п.  Если говорить о том, что эти министры действительно  закончили  университеты в разных странах и имеют на руках «корочки», то о качестве образования я готов поспорить. Например, у меня диплом Польской академии госуправления. Я учился наравне с их студентами, но по программе, которая для иностранцев. Получил диплом, но на дипломе написано: для иностранцев. Я не польский гражданин, соответственно, на польскую госслужбу я пойти не могу. И такая ситуация типична для зарубежных вузов.  Но настоящее  высшее образование я получил здесь, в Киеве  – Политехнический институт, факультет авиационно-космических систем, второе образование – это Академия госуправления, все остальное – это курсы. Все, что показывают сегодняшние «управленцы»  – это не дипломы, это не качественное образование,  а курсы повышения квалификации. 

Вернемся к событиям в Раде. Некоторые эксперты  сразу заявили, что нардепы нарушили регламент:  первое заседание Рады, проходило необычно длительное время. Но это не нарушение регламента. Нарушение регламента заключалось в том, что они голосовали за законы, которые регистрировали через два  часа после того, как за эти законы проголосовали. К примеру, Закон «О снятии депутатской неприкосновенности» проголосован в 0:30, а зарегистрирован в системе парламента в 2:30. Что происходило в эти два часа?  А проект закона «О неприкосновенности» был еще в прошлом парламенте внесен Порошенко,  в новый парламент он никак попасть не мог, но его почему-то  голосовали. Законы, которые они голосуют, должны пройти комитеты. А предметы ведения комитетов еще не определены.  Как комитеты могут определить, какой закон попадет к кому?  Они этого не сделали. В результате спикер говорит, что нужно «відповідні комітети пройти». Какие? Это ступор. Конечно, можно потом в ручном режиме провести, но в таком случае надо просто отменить регламент. 

Законопроект «О снятии неприкосновенности», который депутаты голосовали – незаконен. Его можно будет отменить следующими каденциями парламентариев.  Депутаты не могут его проголосовать второй раз и подписать у президента. Они уже нарушили процедуру. Поэтому «Голос» не голосовал, как и многие другие. Все понимают, что это профанация.

Теперь о монобольшинстве. На что будет направлена эта сила? Если на реформы и борьбу с коррупцией, то отлично. Если она будет направлена на установление нового олигархического консенсуса, передел бизнеса, сфер влияния, обогащение и прессинг оппонентов, тогда  что-то противопоставить этому монобольшинству будет очень тяжело. 

Есть еще один риск — это слабая управляемость фракции СН.  Если это будет гигантская фракция, то даже, если ее будут делить на 6−7 групп, как в Партии регионов, управлять ею будет сложно. Ведь кроме слабой управляемости есть невысокая компетентность и конфликтность, которая может проявиться уже в ближайшее время. Более того, внутривидовая борьба всегда более жесткая, чем межвидовая. Я уверен, что  внутривидовая борьба  в этом монобольшинстве будет сумасшедше жесткой. Там есть группа Коломойского, группа Пинчука, группа Авакова, группа тех, кто купил себе эти места,  небольшая группа людей, которые ничего из себя не представляют: это  «биоорганизмы», но они очень преданы Зеленскому. Как правило, такие биоорганизмы первыми и предают того, с кем они заходили. В случае если рычаги влияния будут утрачены, а междоусобицы начнут колоть Раду на части, весьма вероятным будет объявление перевыборов. Кстати, идея о переходе к двухпалатному парламенту с 300 депутатами в нижней палате появилась не случайно. Если в парламенте возникнут противоречия, Зеленский может таким образом «перезагрузить» Раду, попросту «сбросив» ненужных людей. 

Монофракция в 254 депутата — далеко не весь актив, на который может рассчитывать президент. Сателлитом СН может стать группа примерно из 33–38 мажоритарщиков, также я слышал о формировании второй группы из 17–20 мажоритарщиков.

 Самое интересное будет перед принятием бюджета. Вот это будет лакмусовая бумажка, тогда мы увидим все группы внутри, и мы поймем, что никакого монобольшинства не существует:  как была партия «За ЄдУ», «Партия регионов» со своими фракциями внутри, как «БПП» со своими фракциями внутри – так все и осталось. И мы это увидим в «Слуге народа» в катализированном виде. 

 Если говорить о монобольшинстве,  нужно отметить – политической силы у нас нет. Получается, монобольшинство есть, а политической силы – нет. Оксана Маркарова,  как министр финансов,  представляет не политическую силу,  а представляет конкретный корпоративный интерес людей, которые ее поставили смотрящей после Яресько. 

В нормальной демократии, когда работают системы сдержек и противовесов и существует политическая конкуренция, монобольшинство или меньшинство представляет политическую партию, есть субъект ответственности, то это нормально, потому что есть большинство, которое будет потом нести политическую ответственность и бороться опять за власть. А если у нас нет субъекта, то кто понесет ответственность за будущие решения – как исполнительной, так и законодательной власти?   Перед кем будут нести ответственность депутаты, которые вошли в это монобольшинство?  В наших условиях монобольшинство  – это зло, это узурпация. 

Также ряд политологов говорили, что нужно принять для корректной системы сдержек и противовесов – импичмент президента, снять депутатскую  неприкосновенность и лишение депутатского мандата за «кнопкодавство». Я считаю, что депутаты могут это принять, но тогда это будет узурпация власти. Дело в том, что лишение депутатской неприкосновенности и введение императивного мандата означает, что президент узурпировал власть. Парламент нужно будет убрать, он лишний.  Это и называется «узурпация». 

Во что превратится депутат? Зачем тогда вообще нужен сам депутат? Депутат – это личность, которая представляет ту или иную категорию граждан. Это личность, у которой есть собственное мнение, право голосовать по собственному убеждению и право представлять свое убеждение в парламенте, не боясь, что его накажут за это. Если этого всего нет, тогда нет и депутата. 

К позитиву новой власти можно отнести то, что в стране нет гражданской войны. Приход «большевиков»  к власти означает гражданскую войну. После каждого прихода большевиков наступает гражданская война и голод —   в том или ином виде. Все эти конфликты произошли  в Латинской Америке, а с чего они начались? С легализации рынка  продажи земли. Все это ждет нас. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here