Скоро Украина получит новый парламент и новое правительство. Одна из  основных задач нового Кабмина – обеспечить  рост экономики страны. Эксперты  рынка практически едины в своем мнении — страна  находится в очень сложном экономическом положении и пророчат большой «осенний кризис».  Каким будет курс национальной валюты, насколько успешно пройдут переговоры с МВФ, каковы риски  разворачивания мировой торговой войны – вот неполный перечень «осенних» проблем экономики. 

Фонд «Украинская политика» продолжает  публиковать мнения экспертов о сценариях развития экономики Украины осенью 2019 года.

блинов фотоАндрей Блинов, координатор Экспертной платформы, главный эксперт Национального банка Украины делится своим видением вызовов и рисков  экономики страны.

Это какая-то традиционная осенняя мантра, когда  и эксперты сообщают, что нас ждет «обязательный экономический кризис». Осень — это активная фаза делового бизнес-цикла, все диспропорции в экономике начинают «транслироваться» на рынки, а потому очень часто кажется людям, что осень — верный спутник кризиса. Это скорее сезон, когда давно сформированные тренды становятся явными.

Если говорить о ближайшей осени, то, на мой взгляд, горизонт прогнозирования расширился, а количество рисков сократилось. Этой осенью ожидается достаточно спокойная ситуация, если не сработает риск разворачивания мировой торговой войны. 

Прежде всего, о риске, который крайне важен и его вероятность растет. Этот риск не связан прямо с Украиной, это риск полноценной глобальной торговой войны. Мы знаем, что происходит в отношениях США — Китай. При этом на ряде рынков сохраняется длительный период отрицательных процентных ставок – это застой. Он может вылиться в две вещи. С одной стороны, в поиск таких рынков, как Украина, Россия, Египет, Турция — тут риски не запредельные, и можно инвестировать. Это одна из основных причин, почему у нас укрепляется курс гривны и столь большие инвестиции от иностранцев в украинские облигации. С другой стороны, хронические нулевые и даже отрицательные ставки крепко бьют по основе банковского бизнеса. Эта ситуация «подтачивает» международные транснациональные банки, что рано или поздно может привести к глобальному кризису. Выяснение торговых отношений между США и Китаем, ложащееся на эту почву, может создать эффект синергии. Для Украины это означает классический внешний стресс во внешней торговле, когда обваливаются и цены, и спрос. А внутренний рынок, как известно, мелок.

Несмотря на то что за последнее время цены на металлы достигли минимума за три года, а руда подешевела в полтора раза, цены украинского экспорта далеки от кризисных. То же ЖРС (железорудное сырье)  стоит сегодня 90-95 долларов за тонну, тогда как во время последнего кризиса внешнего спроса, в 2015-м, оно не дотягивало и до 40 долларов.

Украина уже накопила все необходимые средства на валютных счетах, как правительства, так и ряда корпораций, чтобы платить по внешним долгам до конца года. Это снимает риск того, что Минфин или госкорпорации будут приходить на валютный рынок, чтобы купить инвалюту для погашений. Да, эта проблема никоим образом не снимается на 2020-2021 годы. Но сейчас после активных заимствований денег достаточно, у Минфина на счетах почти 3 млрд долларов. Понимая все это, внешние и внутренние кредиторы спокойны — они уверены, что Украина будет аккуратно платить по долгам, идея дефолта элитой не овладела. 

В пользу спокойствия на рынке осенью и относительной стабильности курса гривны говорит и другая тенденция. У нас не будет острой потребности в больших закупках газа и дизтоплива этой осенью. Уже свыше 16 млрд кубометров газа накоплено в подземных хранилищах, к 1 сентября будет свыше 17 млрд. Учитывая цель:  накопить к холодам в ПХГ ресурса на 20 млрд кубометров, потребуется закупить не более 2,5 млрд кубометров. Немного. Кроме того, летом отечественный рынок нефтепродуктов ожидал серьезных перебоев в поставках углеводородов из России и Беларуси в связи с продолжающимися политическими решениями Москвы. Рынок готовился к шоковому сценарию, и закупил впрок большие запасы топлива, которые снизят традиционные высокие объемы осенних закупок.

Бюджету удается собирать достаточные деньги для финансирования основных бюджетных статей, при этом нет угрозы раздувания дефицита. По прогнозам НБУ, дефицит бюджета в ближайшие три года будет находиться в рамках 1,5% ВВП. Это позволяет, вкупе с действиями центробанка,  замедлять инфляцию, уже появился прогноз НБУ о том, что учетная ставка через пару лет будет на уровне 8% годовых. В целом, это говорит о том, что деньги будут более доступными. И появляется надежда на активизацию кредитования реального сектора. 

Наконец, урожай зерновых длительное время оценивался специалистами как значительно более низкий по сравнению с рекордом 2018 года. Однако уже известно, что климатические условия оказались благоприятными для пшеницы, ее урожайность на 14% выше, чем в прошлом году. В целом все идет к тому, что валовый сбор зерновых окажется не особо меньшим, чем в прошлом году — под 70 млн тонн.

Весьма показательна история с МВФ и другими международными организациями. НБУ уже объявил о планах открыть новую программу, вероятно, это будет EFF на сумму 5-10 млрд долларов. Замглавы регулятора Дмитрий Сологуб заявил о том, что центробанк планирует получить еще в этом году первый транш на 2 млрд. Резервы НБУ и так сегодня составляют 3,5 месяца импорта, весьма крепкий показатель. А тут ожидается еще и такое поступление. И что более важно — нахождение в программе с МВФ позволит Минфину активнее вести переговоры с Мировым банком, ЕБРР, другими кредиторами, рефинансируя пиковый долг 2020-2021 годов. Никаких кампаний в духе «сдачи золотых коронок на чрезвычайную выплату внешнего долга», как в известном сериале, не планируется. Украинский долг подорожал. Японское рейтинговое агентство Rating and Investment Information (R&I) на днях повысило суверенный кредитный рейтинг Украины сразу на две ступени — с CCC+ до B. Прогноз при этом стабильный. Не удивлюсь, если после заключения новой программы с МВФ, подобные шаги предпримут и такие агентства как Moody’s и Standard&Poor’s.

Что касается курса доллара, полагаю, что хороший эксперт тут не возьмется прогнозировать. Сложно предположить, как долго международные инвесторы будут проявлять интерес к украинскому долгу. Может сложиться так, что украинские ОВГЗ и вовсе станут индексными бумагами, и тогда заход нескольких миллиардов (я не оговорился) долларов в одночасье станет реальностью. Равно как и выход. Для страны с объемом всего валютного рынка в 300-400 млн долларов — это огромные деньги, которые предполагают большие колебания на рынке. Нацбанк сглаживает эти колебания (так, за первые 7 месяцев этого года в золотовалютные резервы было выкуплено 83% избыточного предложения, заходившего в ОВГЗ). Но следует понимать, что в отношении валютного курса регулятор лишь сглаживает тренд, а не меняет его.

Я сдержанно отношусь ко всеобщему оптимизму после оглашения Госстатом данных об экономическом росте во втором квартале на уровне 4,6%. Есть масса аргументов, почему это лишь стечение благоприятных обстоятельств и наш базовый сценарий — 2-3% роста, как и последние три года. Сомневаетесь? Взгляните на объем прямых иностранных инвестиций, динамику кредитов, ход приватизации, производительность труда, наконец.

Что сейчас в экономике значительно лучше, чем в начале года — это горизонт планирования. Прошли выборы, эта часть политического риска снята. Можно с большой долей уверенности прогнозировать не на два-три, а семь-девять месяцев. Да, еще немало неизвестного. И то, как будет снимать мораторий на землю, как буду снижаться (и будут ли?) коммунальные тарифы. Какая вообще будет политика административного повышения цен? Монополии сильны и стараются воспользоваться политической пересменкой, что работает против снижения инфляции.

Сейчас ключевой вопрос: а что будет записано в Меморандуме с МВФ, а также Программе действий нового правительства. По сути, это и станет экономической повесткой дня президентства Зеленского. Согласитесь, почти нераскрытая тема в рамках предвыборной кампании. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here