Скоро в Украине уже по факту произойдет полная перезагрузка власти, и одна из ее основных задач – обеспечить  рост экономики страны. Экономисты в один голос говорят, что страна  находится в очень сложном экономическом положении. Совокупный  долг Украины, по данным экспертов рынка и СМИ,  уже превысил $80 млрд. На его обслуживание в бюджете на этот год предусмотрено 145,2 млрд грн, это на 18,3 млрд грн больше, чем, например, все расходы  на здравоохранение. С 1 января 2014 года по 30 июня 2019 года внешний общий долг вырос на 12,44 млрд грн,  внутренний долг увеличился на 509 млрд грн. 

Но украинская власть продолжает занимать  деньги как внутри страны,  так и за границей. Например, указывают экономисты,  правительство в последние месяцы практически еженедельно размещает значительные объемы долговых обязательств  на внешнем и на внутреннем рынке. Сегодня возникают проблемы с выполнением ряда обязательств, поскольку по доходам бюджет не выполняется. К дороговизне обслуживания долга добавляется еще одна проблема: Украина подошла вплотную к пику выплат — это осень 2019–2021 гг. 

Экономисты напоминают, что в мае аналитики  американского банка J.P. Morgan предположили,  что текущая программа с МВФ будет отменена и заменена новой и неопределенность по срокам возрастает. Украине вряд лиследует ожидать транша МВФ в этом году. Как минимум, страна  идет не в графике. Как максимум, программа вообще закончится без получения траншей.  Украина  либо получит транш с серьезным опозданием, либо программу закроют. Основной камень преткновения – невыполнение антикоррупционной повестки дня, отмечают эксперты.  Аналитики J.P. Morgan также ухудшили прогноз роста реального ВВП Украины в 2019 году, это связано с замедлением экономического роста в первом квартале, говорится в отчете компании. 

Своим видением ближайших экономических проблем и их возможным решением   поделился Василий Горбаль, народный депутат Украины IV,V и VI созывов,  член Совета НБУ(2003—2005, 2007—2014)

Василий Горбаль: Утверждать,  что существуют какие-то серьезные макроэкономические риски с точки зрения платежного баланса и выплат больших сумм по внешнему долгу  не приходится: золотовалютные  резервы в Украине находятся сейчас на высоком уровне.  Сегодня более  важна  перспектива подписания следующего меморандума с МВФ. Уже анонсировано, что миссия прибудет в сентябре, есть  оптимистичные прогнозы, что в сентябре может быть подписан новый документ. Но, как правило, на практике это не происходит сразу после приезда миссии, на это уходит несколько месяцев.

В сентябре, надеюсь, Верховная Рада  примет бюджет в первом чтении, и это будет их основным месседжем для миссии МВФ, где всегда смотрят на  параметры бюджета, которые утверждаются  парламентом. Собственно говоря, принятый парламентом бюджет в первом чтении, план реформ – это первое впечатление от работы ВР, оно и будет основанием для подписания следующего меморандума на 3-х летнее сотрудничество с МВФ, как было анонсировано с обеих сторон. Нельзя говорить, что это заслуга новой власти. Это было анонсировано еще при подписании старой программы, в которой мы сейчас находимся, которая была подписана на полтора года, она охватывала период президентских выборов, и захватила еще  досрочную парламентскую кампанию.

 На подписание новой программы с МВФ может уйти несколько месяцев, я удивлюсь, если она будет подписана под конец года.  Следующая трехлетняя  программа будет сложнее по тексту, в ней явно будут не только какие-то антикоррупционные требования, будут предложены какие-то  принципиально иные новеллы. А учитывая то, что все говорят про рынок земли, я думаю, что в какой-то форме этот вопрос  будет прописан. Мы попадаем в период, когда меняется руководство в МВФ, но, в любом случае, необходимо уже сейчас вести переговоры со средним звеном. 

Если рассуждать о том, может ли Украина вообще существовать без внешней финансовой помощи, то нужно помнить, что у нас есть кредиты, и они никуда не денутся. По крайней мере, с этой задолженностью необходимо будет рассчитаться. Как выход – это стремительный рост прямых национальных инвестиций или параллельно,  с формированием доверия у национального инвестора. По разным оценкам  у национального инвестора —  от мелкого вкладчика  и заканчивая крупным бизнесом —  вне банковской системы, в так называемых «матрасах» и офшорах  около 40 млрд. долларов. Поэтому, эффективная бюджетная политика, контроль за публичными финансами и возврат доверия национального вкладчика и иностранных инвесторов, может привести нас к такому формату, когда кредиты МВФ и подобных финансовых институций  нам будут не нужны. Такую работу реально сделать  за год. С доверием сложнее, доверие к банковской системе формировалось 10-15 лет,  потом два кризиса, плюс реформы  «имени Гонтаревой» – это существенные барьеры.   

В то же время нас наблюдается осторожный рост ВВП. Если посмотреть международную статистику и темпы роста европейских экономик, можно сказать, что у нас достаточно хорошие показатели, но у нас значительно ниже база. В Грузии, за период  реформ существенно увеличили базу ВВП за счет детенизации экономики,  мер по обеспечению фискальной и монетарной стабильности,  регулированию финансового сектора и других.  И у нас должен пройти вначале какой-то этап или легализации, или существенное увеличения базы, потому что так называемая борьба с коррупцией и контроля за публичными финансами через систему «PROZORRO» не дала должного эффекта. Мы не увидели существенного роста как базы, так и доходов бюджета за счет сэкономленных в процессе этой изнурительной борьбы, средств. Если же говорить о «пятилетке» Гонтаревой, то исправить подобные вещи можно и за год, но в процессе переговоров с МВФ остается актуальным вопрос  пересмотра или изменений договоренностей по реструктуризации долга  им.Яресько, где есть привязка к росту ВВП.

 Теперь – об укреплении гривны. Экономических оснований для укрепления гривны нет. На укрепление национальной валюты в весенне-летний период уже четвертый год подряд влияет сезонная активность украинского бизнеса, в частности, аграриев. Такое явление, которого, откровенно говоря, мало кто ожидал в год двойных выборов – это интерес со стороны иностранцев к инвестициям в гривневые ОВГЗ, сегодня они наиболее прибыльные в Европе — 17% годовых. Благодаря их деньгам  Минфин наполняет бюджет, НБУ – золотовалютные резервы, а гривна – укрепляется. На первый взгляд, это все хорошо. Но есть и обратная сторона – украинскую валюту укрепляет не экономика, а спекулятивный капитал, пришедший к нам в страну  за высокими ставками. В 2019 году зарубежные инвесторы  инвестировали в украинский госдолг почти три миллиарда долларов. Эффект от их  деятельности  настолько серьезный , что гривна могла бы укрепиться до 20 за доллар. Но вмешался Нацбанк, и выкупил в резервы более двух миллиардов долларов. Поэтому доллар по 25 – это  не лучший сценарий.  Сбросить облигации инвесторы-спекулянты могут в любое время. Тогда гривна мгновенно откатится до 28 или до 30 грн/доллар. 

Если говорить об укреплении гривны,  то на этом фоне мне неприятны вообще дискуссии между Национальным банком и Министерством финансов. Мы всегда настаивали на том, что экономический блок и Национальный банк должны находиться в координации  и не входить в сферу публичных обвинений. На самом деле это плохо, потому что в рамках грядущего бюджетного планирования любые разногласия должны были быть сняты до того. В украинской экономике вообще можно провести фактически административную ревальвацию гривны, например, в 2007 году вице-премьер министр Григорий Немыря сказал, что гривна должна стоить не 5 грн/доллар, а окрепнуть. На следующий день она уже была 4.5.  Правительство размещает значительные объемы долговых обязательств на внешнем рынке и на внутреннем,  из-за этого накапливаются риски, поскольку есть совершенно разное качество денег. Одно дело – приходят прямые национальные инвестиции, второе – только исключительно спекулятивное, с расчетом на короткий период,  а укреплением курса, мы только подогреваем ситуацию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here