Общенациональные выборы в Украине проходили летом в последний раз в 1994 году, когда президентом стал Леонид Кучма. Социологи озвучивают 80-процентную  готовность избирателей прийти на участки для голосования в сезона отпусков,  вероятнее всего,  жители больших городов будут менее активны 21 июля, чем жители глубинки, зато пенсионеры на участки для голосования придут охотно.

Политологи в свою очередь отмечают ряд особенностей данной парламентской кампании. Все указывают на маленький термин — три месяца после президентских выборов, и, конечно то, что выборы пройдут в летний период. В этом  году у кандидатов не было времени для «разогрева». Многие не спешили «вспахивать» округа и тратить деньги,  поскольку до последнего момента сомневались, распустит ли новый президент Верховную Раду. Но и после этого медлили,  надеялись, что Конституционный суд признает неконституционным президентский указ о роспуске парламента. 

Эксперты рынка констатируют, что текущая  кампания отличается  большим числом  технических кандидатов и «клонов». Немало людей творческих профессий решили идти в политику. Парламентские выборы-2019 войдут в историю как выборы, на которых наблюдается  бум на концерты и  шоу. Подобные технологии снижают качество выборов и превращают их, скорее, в соревнование исполнителей, нежели в  демонстрацию  политических программ и идей. 

Особенности текущей парламентской кампании для Фонда «Украинская политика» комментируют  Руслан Бортник, политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики и Михаил Чаплыга, политический эксперт.

фото бортникРуслан Бортник отмечает, что сама кампания четко разделена на две составляющие: пропорциональную кампанию, где все более- менее предсказуемо,  где нет явно выраженного административного ресурса, где нет вызывающей скупки голосов, хотя, увы,  присутствуют грязные технологии – это первая составляющая. Вторая – это мажоритарные округа.  В мажоритарных округах выборы идут так, как они всегда проходили – с админресурсом, с сетками, со скупкой голосов, с грубейшими нарушениями и бездействием правоохранительных органов. Как минимум, мы насчитали 50 «грязных округов» в Украине.

«Хочу отметить фактор третьей власти – судовой системы, тоже как особенность нынешней парламентской кампании . Суды продолжают играть активную роль в избирательной кампании,  но, начиная от Конституционного и заканчивая Верховным судом, мы видим, что суды не были использованы  для срыва этой кампании, для ее переформатирования. Суды и судьи опасаются нечистоплотного вмешательства  избирательную кампанию и не особо ведутся на какие-то политические решения. Было решение суда по пережеребьевке,  но оно не устояло в Верховном суде. Мне кажется, что в какой-то мере судебную составляющую,  влияние судов на финальные  решения удалось уменьшить. Несмотря на решение о запрете участия в выборах Шария, Онищенко и т.п.», — акцентировал политолог. 

 Сегодня есть 5-7 партий, которые могу пройти в парламент, отметил политолог. Например, растущие партии: «Голос» и «Оппозиционный блок» — они проходят. Видна деградация рейтингов «Европейской солидарности», рейтинги которой съедает «Голос». Есть откаты рейтингов «Слуги народа», и эти процессы пока не останавливаются.  Это если говорить о пропорциональной составляющей. Мажоритарная  же составляющая может отправить в парламент от одной до трех депутатских групп.

«Досрочные выборы очень специфические. Времени на раскрутку новых политических проектов не осталось, политсил, которые бы не имели ярких лидеров или ярко выраженных брендов, мне кажется, не хватает. Это проблема и «Движения новых сил», и партии Шария, и «Аграрной партии» и многих других. Только те кандидаты, которые имели сильного кандидата на президентских выборах, или те, которые имели очень сильный бренд и возможность реализовывать этот бренд через медиа, по инерции попадают  в парламент», — резюмировал Руслан Бортник.  

чаплыга фотоПо мнению  Михаила Чаплыги, первая особенность текущей  парламентской кампании то, что она проходит три месяца после президентских выборов. Пауза оказалась самой короткой в новейшей истории Украины.  Этот фактор, безусловно, окажет воздействие на формирование депутатского корпуса, которому предстоит сыграть свою роль в политической жизни страны. Достаточных ресурсов никто не вкладывает, и назвать это выборами в полном понимании слова – невозможно.  Выборы – это четко регламентируемый и прогнозируемый процесс, где все участники находятся в равных условиях  и в указанные сроки проводят избирательную кампанию. Досрочные же выборы, которые сейчас происходят, они очень короткие по срокам, они постоянно находятся на грани срыва,  они проходят в летний период времени, избирательный процесс «трясет»  от нарушений и судебных разбирательств. Это  не выборы, а  скорее фиксация победы Зеленского  в парламенте. 

«На этих выборах используются в полном объеме все «старые», читай – «грязные» технологии.  «Клоны»,  узаконенный подкуп действующих мажоритарщиков  через бюджетные деньги на округах, плюс сетки. В летний период они будут играть  особую роль, потому что при низкой явке выигрывают те, у кого есть выстроенная система подкупа. Поскольку сетка была построена еще провластной партией под президентскую кампанию, пусть с низким КПД, но она уже включена. Плюс те же манипуляции с членами  «дільничих» комиссий, когда люди даже не догадываются, что они члены комиссий. Потом,  перед самыми выборами их меняют  на лояльных к тому или иному кандидату или партии», — отметил эксперт.  

Также Михаил Чаплыга констатирует, что  на  выборах используется  и административный ресурс. Его много, но эффективность его низка, поскольку он очень разбалансирован на данный момент. Его «включают»  представители предыдущей власти, которые до сих пор находятся на управленческих постах, под их прикрытием продолжает действовать старая система, так как новые кадры  еще не могут взять управление на себя. Это наблюдается на многих  мажоритарных округах:  встречи по выходным для работников образования, работников культуры и т.д., где рассказывают, как «правильно» голосовать. Используется  жесткая административная вертикаль,  давление на тех, кто зависит от бюджетной сферы. 

«Украинская Фемида  в парламентской кампании проявляет  себя достаточно активно, хотя и не всегда последовательно. Конституционный суд назвал указ о досрочном роспуске Верховной Рады законным, но не потрудился,  по сути, аргументировать свое решение. Вследствие чего,  сам избирательный процесс возник не совсем на конституционной почве. Решением  Конституционного суда зафиксирован  факт того, что установить юридически наличие коалиции невозможно и  говорить о ее отсутствии или присутствии тоже невозможно. Заполнять дыры в законодательстве  Конституционный суд не имеет права, поэтому Конституционный суд решил, руководствуясь ст.5, что народ является источником власти, пусть народ на выборах и решает. На самом деле, это опасный прецедент, потому что этой статьей,  в условиях отсутствия правового регулирования, можно легализировать и референдумы в Крыму, ОРДЛО и т.д. Далее начались игры с теми, кто был вынужден покинуть Украину во время предыдущей власти. Если строго следовать букве и норме закона, то многие из них могут считаться даже политическими беженцами. Есть же решение Европейского суда по правам человека, касательно того же Мельниченко,  где говорится о том, что если человек прописан на территории страны и не по доброй воле вынужден был бежать от преследований, то этот человек имеет право участвовать в избирательной кампании. Но сегодня судебная практика избирательна с теми, кто не проживал на Украине последние пять лет:  одних регистрируют, а других – нет, одних снимают, других – не снимают», — подчеркнул политэксперт. 

Михаил Чаплыга  отметил ряд нормативных противоречий.  Финансирование этих выборов не совсем законно —  оно не предусмотрено в бюджете.  Печать бюллетеней происходит на основании письма министерства экономики. На основании письма легализуется нарушение Закона о «Государственных закупках», что уже является опасным прецедентом. Касательно жеребьевки – одна норма говорит, что все партии участвуют, вторая норма устанавливает крайнюю дату, когда может проводиться жеребьевка. Решение судов уже мотивированы не правом, а политикой,  потому что если две нормы противоречат друг другу, то юристы могут оправдать и то, и другое решение. В условиях неопределенности,  прецеденты таких решений судов  влияют на избирательный процесс, усиливают турбулентность этого процесса и не добавляют прозрачности и предсказуемости самой избирательной кампании. 

 «Все политсилы, которые идут на выборы,  они все – бизнес-проекты. Их задача – набрать  2% сейчас, чтобы претендовать далее на государственное финансирование. Здесь имеет место двойной зароботок. Выборы летние – не так много нужно в абсолютном исчислении:  5% — это 600-700 тыс. голосов. Все начинают считать математику своих сеток и собирать деньги с желающих попасть в список или выдвинуться на мажоритарке – это первый заработок. Второй заработок – если наберут 2%, они будут получать финансирование и смогут поиграться в местные выборы.  Не у всех цель – победить, у кого-то – заработать денег, у кого-то – заработать денег и потом повторно заработать на местных выборах. Это хороший  политический бизнес, где вложения составляют процентов двадцать от возможной прибыли»,- рассказал Михаил Чаплыга.

Если говорить о шансах партий и электорате, который их поддерживает, то, по словам эксперта,  электорат «Свободы» и электорат Порошенко пересекается.  Они воюют  на одном поле. У проекта  Гройсмана  постоянно идут колебания, но более-менее в рост. В свое время Вакарчук все, что мог, забрал у Порошенко, далее у Порошенко пошло падение, но оно пошло не к Вакарчуку, а к Гройсману. Плюс, из-за выхода из игры «Удара», либеральная ниша оголилась и начала перетекать в разных направлениях, в том числе, и к Гройсману. У него пошел рост за счет Киева и либеральной ниши. Даст это ему зайти в Раду или нет – пока это вопрос.   У «Голоса» хорошие электоральные перспективы, но одна беда – очень мобильный электорат. У них нет ядра и нет структуры. Значит, нет возможности вычислить свой электорат и мобилизовать его на день выборов. Плюс, при низкой явке выпадает именно электорат «Голоса», поэтому совсем не факт, что они зайдут в парламент. У «Слуги народа» пошло достаточно ощутимое падение. Понятно, что при таких больших процентах, которые у них есть, оно не критично. Падение связано с тем, что им приходится уже конкретизировать свою позицию по знаковым вопросам: НАТО, Украина, мир, язык и т.д. Любая конкретизация приводит к отсечению той или иной части избирателей. «Батьківщина» имеет равномерную поддержку по всей Украине. У них есть ядро, есть оргструктура, у них есть возможность мобилизовать избирателей в день выборов и они могут защитить результат выборов. У них очень хорошие показатели на ОТГ, соответственно, у «Батьківщини» может быть около 10%. Летом они только выигрывают, чем ниже явка, тем выше результат у «Батьківщини». 

«Тот же эффект будет касаться «Оппоблока». У них есть ядро, у ни есть три мэра крупных городов-миллионников. Даже если КПД перетока будет ниже 50%, т.е. каждый второй голос, в сумме это даст значительно больше минимально необходимых 600 тыс., а это больше  5%. Поскольку мэры имеют административные рычаги влияния, они смогут мобилизовать электорат в день выборов. Электорат «Оппоблока» достаточно не мобилен. Как правило, это рабочие и служащие. Соответственно, в этот период они будут находиться на местах регистрации. Учитывая, что есть идеологическое ядро и организационная структура, в том числе, базирующаяся на знаковых личностях, говорит о том, что они могут перейти  5% барьер», — резюмировал Михаил Чаплыга.  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here