В четверг, 23 мая, в ЕС начались выборы в Европейский парламент, в воскресенье, 26 мая прошел  последний этап выборов. За новый состав голосовали  на протяжении четырех дней 500 миллионов избирателей из 28 европейских стран. Неожиданностью стала  высокая явка: около  51 процента из 420 миллионов европейских избирателей отдали свои голоса. Это на восемь процентных пунктов больше, чем пятью годами ранее.

Европейский парламент представляет интересы 512 млн граждан Евросоюза на европейском уровне. В частности, принимает законы для защиты граждан ЕС, одобряет бюджет объединения и представляет граждан стран Евросоюза за его пределами. Члены Европарламента избираются страной, однако находятся в политических группах, сформированных на основе общей идентичности. По правилам, каждая группа должна насчитывать не менее 25 членов и представлять хотя бы четверть государств, входящих в Евросоюз. В действующем парламенте есть 8 групп. Это – единственный орган Европейского союза, который избирается напрямую гражданами ЕС. Евродепутатов выбирают по пропорциональной системе, а дальше депутаты от партий различных государств объединяются в партийные группы. При этом, эксперты прогнозировали,  что многие избиратели отдадут свои голоса за правопопулистские и евроскептические партии.

Особенно необычными были европейские выборы в Великобритании, которая хочет покинуть Евросоюз, но не смогла вовремя организовать «Брекзит». По этой причине в пятницу британский премьер-министр Тереза Мэй объявила о своей отставке. Партия «Брекзита»  Фаража – противника ЕС, выиграла выборы с 31,5 процентами голосов. Правящие консерваторы несут тяжелые потери.

Политологи отмечают, что фракции «Альянс либералов и демократов за Европу» и «Зеленые» — «Европейский свободный альянс» добились заметных успехов на этих выборах. В Германии «зеленые»  с 20 процентами заняли второе место вслед за консервативным блоком ХДС/ХСС Ангелы Меркель (Angela Merkel), опередив Социал-демократическую партию Германии (СДПГ). Это лучший результат на общегерманских выборах в истории партии. В ХДС и СДПГ уже признали, что недооценили тему борьбы с изменением климата в этой предвыборной кампании. Что касается правопопулистских партий, в некоторых странах,  например, Италии или Франции, они показали высокий результат. Но в целом исход голосования для них оказался ниже прогнозов. В общей сложности партии правого толка получат около 150 мандатов, однако они разделены на три различные фракции.

На основе результатов выборов голоса распределились следующим образом (количество депутатских мест):

EPP – 178 (Европейская народная партия)

S&D – 152 (Прогрессивный Альянс Социалистов и Демократов)

ALDE&R – 108 (Альянс либералов и демократов для Европы)

Greens/EFA – 67 (Группа Зеленых/Европейский свободный Альянс)

ECR – 61 (Группа европейских консерваторов и реформистов)

GUE/NGL – 39 (Конфедеративная группа Европейских объединенных левых – Нордических зеленых левых)

ENF – 55 (Группа Европы наций и свободы)

EFDD – 53 (Европа свободы и прямой демократии)

NI – 7 (депутаты, не присоединившиеся к другим политсилам), 31 депутат не входит ни в одну политическую группу.

Итоги выборов в Европарламент комментируют  политологи Антон Финько, политолог, эксперт  Киевского Центра политических исследований и конфликтологии и Владимир Воля, политолог-международник, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики.

Фото Антон ФинькоАнтон Финько считает, что выборы в Европейский парламент подтвердили силу кризисных тенденций европейской политической жизни. Наблюдается эрозия традиционной классической европейской политической модели, которая основывалась на полярности противостояния конкуренции между левоцентристами и правоцентристами. С одной стороны – правоцентристы в лице Европейской народной партии, объединяющей демохристиан и так называемых народников консерваторов, а, с другой стороны, социал-демократический альянс социалистов и демократов, объединяющий социал-демократические партии. Он отметил, что в последние годы виден мониторинг  эрозии данной модели, а эрозия этой классической политической модели в значительной степени свидетельствует и о глубине в целом эрозии европейской демократии.

Политолог напомнил, еще в начале 70-х годов один из наиболее видных европейских политических теоретиков и мыслителей Юрген Хабермас отметил, что для европейских социальных процессов характерны очень специфические кризисные тенденции, связанные с конфликтом между логикой капиталистического накопления и требованиями демократической общественности, направленных на расширение обязательств экономического и социального характера. «В последние годы мы наблюдаем ситуацию, когда фактически на наших глазах осуществляется попытка реполяризации, вместо конфликта между правоцентристами и левоцентристами наблюдается попытка выдвинуть в качестве основного политического европейского конфликта, конфликт между правыми наподобие «Национального фронта» Ле Пен, с одной стороны, а, с другой стороны,  либералами вроде  Макрона. Ситуация во Франции в большей степени явственно демонстрирует эти попытки смены ключевой европейской политической полярности, о которой предупреждал несколько лет назад Славой Жижек – крупнейший европейский политический мыслитель  и теоретик. Эта тенденция связана в конечном итоге со стремлением части правящих кругов ЕС снизить уровень социальных обязательств внутри ЕС. Данные кризисные явления соответствующим образом сказываются на росте евроскептических настроений», – рассказал эксперт.

По его мнению, для современного Европейского союза характерен высокий уровень евроскептических настроений и данные выборы это лишний раз подтвердили. Что касается Великобритании, добавил он, то результаты британских выборов свидетельствуют о глубине кризисных тенденций в политической системе, поскольку созданная специально под выборы «Партия брексит» во главе с Фараджем – лидером евроскептического британского движения, набрала 32%, заняв первое место, а это – 28  мандатов и победа в 9 из 12 регионов. На втором месте оказались либеральные демократы, настроенные пробрюссельски,  в пользу ЕС, они получили 15 мандатов. Две ключевые партии Великобритании: лейбористы и консерваторы оказались оттесненными на последние места. Лейбористы получили 10 мандатов, потеряв 8, а консерваторы получили всего 3 мандата, утратив 15 мандатов.

«Данная ситуация явственным образом свидетельствует об эрозии классической европейской модели двуцентричности. Крупнейшая левоцентристская и крупнейшая правоцентристская партии Великобритании потерпели поражение. Это отражает тенденцию реполяризации и свидетельствует о размывании европейского политического поля, о размывании европейского политического пространства. Выборы в Европарламент Великобритании представляют собой некую красную карточку британскому правящему классу, который на сей день оказался не в состоянии решить проблемы с Брекситом, прояснить отношения с ЕС. Поэтому оказались подорванными классические традиционные устоявшиеся представления о правящем классе Великобритании, как носителе традиций здравого смысла. То, что Консервативная партия получила всего 3 мандата, утратив 15 мандатов – это сигнал крайне высокого уровня. Недовольство со стороны избирателей той постбрекситной чехардой, которую затеяли британские правящие круги на самом деле, оказавшись не в состоянии сформировать, сформулировать адекватные подходы в окончательном решении вопроса о месте Британии в Европейской семьи и взаимоотношениях с ЕС», – подчеркнул политолог.

Что касается выборов в Германии, то, по словам Антона Финько, приходится делать вывод об эрозии всей классической европейской модели, эрозии европейской демократии и размывании политического поля и политического пространства. Фактически мы видим крайне неудачное выступление социал-демократов СДПГ, которых оттеснили со второго на третье место. Это результат того, что они оказались поглощены большой коалицией и в целом эти результаты негативны с точки зрения устоев европейской демократии.

Относительно выборов во Франции, эксперт отметил реванш «Национального фронта» после президентских выборов, поскольку Ле Пен удалось заручиться большей поддержкой избирателей, чем либералам Макрона. Здесь также наблюдается эрозия классической традиционной европейской политической модели, попытки выстроить основной политический конфликт между правопопулистами Ле Пена и либералами Макрона, концентрирующимися в результате предательства данного политического деятеля Французской социалистической партии. «То обстоятельство, что на этих выборах французские политические силы стремились на первый план выдвигать в качестве лиц избирательной кампании молодых политических деятелей, также являются определенными кризисными симптомами, поскольку, с одной стороны, воспроизводством той модели, которая была задана в Австрии в тот момент, когда там на первые роли в политической системе вышел очень молодой политический деятель Себастьян Курц. С  другой стороны, это свидетельствует о кризисном симптоме, поскольку передвижение на первый план очень молодых лиц – это признак того, что политические силы вынуждены реагировать на скептическое отношение к ним со стороны части избирателей, прикрываясь молодыми лицами, тем самым демонстрируя за счет выдвижения сверх молодых политических деятелей и стремясь продемонстрировать некоторую тенденцию к обновлению», – акцентировал Антон Финько.

Если подводить итоги, отметил политолог, то не стоит на данный момент чрезмерно драматизировать ситуацию, выстраивать некие апокалиптические схемы. Эти выборы продемонстрировали достаточно глубокий уровень эрозии традиционной европейской политической модели. Они показали достаточно высокий уровень евроскептических настроений, достаточно ясное стремление скрытой части европейского истеблишмента переформатировать политическую модель ЕС таким образом, чтобы добиться в конечном итоге снижения социальных обязательств перед избирателями. «Также были определенные позитивные симптомы. В этот раз явка превысила 50%, и это свидетельствует, что для этих избирателей Европейский парламент представляет значимость, хотя мы все знаем, что здесь есть определенный элемент двусмысленности в самой конструкции ЕС, поскольку избираемый напрямую европейскими избирателями Европейский парламент, согласно ст.251 ЕС — Договора в Ницце, не является единственным и единым законодательным органом ЕС, он разделяет законодательные полномочия с Советом ЕС, чьи директивы там могут еще иметь законодательную функцию. В целом мы наблюдаем европейскую политическую систему в состоянии «на роздоріжжi», когда у них нет четких ясных рецептов того, каким далее будет путь ЕС, какие тенденции возобладают в его трансформации, и вряд ли будет уделять первостепенное место в своих усилиях Украине. Скорее всего, по итогам выборов в Европейский парламент можно ожидать снижения внимания» – предположил эксперт.

По его мнению, данные выборы можно рассматривать как симптом снижения интереса европейских элит к процессам, происходящим в Украине. «Европейские элиты вне зависимости от того, какие мы рассматриваем институты – Европейский парламент, Европейскую комиссию, Совет ЕС или же ключевых игроков и политических тяжеловесов, как Франция и Германия, не проявили эффективности купирования политического кризиса, развернувшегося на территории Украины. К сожалению, это обстоятельство добавляет аргументов в копилку евроскептиков, поскольку отсутствие прогресса в нейтрализации чрезвычайно опасных конфликтов в пределах ЕС, идет ли речь о ситуации в Украине или же речь идет о ситуации на севере Африки – это симптомы определенной инертности Европейского политического класса, который своими действиями не подтверждает гарантированное сохранение будущности данного объединения», – подытожил Антон Финько.

Владимир Воля отметил, что выборы в Европарламент состоялись, и явка оказалась выше, чем в прошлый раз. По его мнению, тут сработали два момента: с одной стороны – это то, что тема миграции и успехи определенных антииммигрантских сил в Европе простимулировали активность среди своих сторонников. «Проявилась эта успешная  активность на выборах в ряде стран: Италии, Австрии. Многие правые были вдохновлены успехами некоторых стран для того, чтобы и в своих странах пойти и попытаться улучшить позиции тех партий, которые отражают подобные взгляды.  Возрастет влияние правых, и это привело к тому, что их оппоненты тоже активизировались и проголосовали на выборах. Партии, которые условно называются «евроскептическими», получают примерно 108 мандатов. Мы увидели падение количества мандатов по обеим партиям «большой коалиции». Я думаю, что следующая коалиция будет формироваться с участием группы либералов и демократов, т.е. Европейская народная партия плюс Прогрессивный союз специалистов и демократов, также либералы будут третьей силой», – отметил эксперт. 

По его мнению, усилилось количественное влияние правых в парламенте, но качественного усиления не наблюдается. Также стоит отметить важный итог выборов –результаты по отдельным государствам могут подтолкнуть досрочные выборы в них. В Греции наблюдается появление при власти правой коалиции с большой вероятностью по итогам досрочных выборов.

Политолог отметил, что в Германии после выборов в Европарламент и местных выборов в одной из земель, может актуализироваться вопрос досрочных выборов в Бундестаг. Он уверен, что это является следствием парламентских выборов, хотя «Альтернатива для Германии» получила меньше голосов, чем было во время выборов Бундестага.

Что касается Великобритании, то эксперт не исключает, что после того, как «Партия брексит» появилась и получила наибольшее количество мест, хотя за нее проголосовала треть британцев, можно заметить, что «Консервативная партия» потеряла доверие, за которую проголосовало несколько процентов. «Это означает, что вопрос не только в том, кто станет лидером «Консервативной партии», но и в том, кто поведет эту политическую силу на парламентские выборы. Для Консервативной партии это было второе поражение на выборах. На местных выборах они потеряли значительную часть поддержки, а выборы в Европарламент стали для них разгромными. Итогом выборов в Европарламент для Британии могут стать досрочные выборы в парламент самой Великобритании», – рассказал эксперт.

Политолог подчеркнул, что в Польше наблюдалось такое противостояние, в котором правые силы и евроскептики перевешивают со значительным результатом – активизация Гражданской платформы вместе с оппонентами, когда перед выборами показывали им опросы, где писали, что они опережают партию «Право и справедливость», а оказалось наоборот, но с небольшим перевесом. Поэтому выборы в Европарламент тоже будут уроком и поводом для корректировки позиций очень многих в контексте выборов в парламент Польши в этом году. 

Эксперт считает, что во Франции малая вероятность досрочных выборов. «Партия Ле Пена незначительно опередила блок партий во главе с партией Макрона. Они приблизительно с равным результатом тогда шли. Думаю, что партия Марин Ле Пен будет более активна. Примечательно, что партия Республиканцев получила несколько процентов. Мы видим кризис, который появляется перед президентскими выборами. Во Франции этот тренд мигрантских и антииммигрантских сил будет дальше усиливаться», – подчеркнул он.

Политолог подчеркнул, что первые результаты во многих странах получили правые или евроскептичные партии. С Италией интересная ситуация в том, продолжил Владимир Воля, что треть голосов итальянских избирателей получила партия «Лига Севера» во главе с Сальвини. Их компаньоны по коалиции получили мало голосов вообще. «На втором месте Демократическая партия, центристская партия власти. Думаю, что провал евроскептиков из «Пяти звезд» ослабит их влияние в коалиции, в правительстве. Не исключаю, что в Германии и Италии могут произойти сходные вещи – проигравшие партии в правящей коалиции могут выйти. В Германии  социал-демократы могут выйти по причине разгромного результата на земельных выборах и в Европарламенте. А в Италии партия «Пять звезд» тоже может пойти на досрочные выборы парламента», – считает эксперт.

В Австрии правоцентристская народная партия получила неплохой результат за счет перетекания голосов от правых. Кстати, по венгерскому шаблону.

В итоге, добавил он, коалиция будет состоять из трех групп: Народная партия, Прогрессивная группа социалистов и демократов и Группа либералов и демократов. «Теперь изменяется внутриполитический контекст ряда европейских стран. Это определенным образом внесет свой вклад в то, как будет дальше развиваться ситуация вокруг Брексита и угроза досрочных выборов», – отметил эксперт.

По мнению политолога, ситуация в Европарламенте непростая, поскольку коалиция и так состояла из правоцентристов Европейской народной партии и левоцентристов в виде социалистов и демократов (группа прогрессивных социалистов и демократов). «Идеологически – это уже разные группы, также добавится еще третья идеологическая группа либералов. Думаю, они объединятся ради противостояния евроскептическим силам и правым силам, вопреки определенным идеологическим разночтениям. На Украину это особенно не повлияет», – предположил эксперт.

Не стоит ожидать, продолжил Владимир Воля, что будет обвал антироссийских санкций, но остается вероятность того, что пересмотр санкционного режима все-таки будет происходить.

Что касается поддержки реформ в Украине, по мнению политолога, Европейский парламент будет доброжелательным, но более требовательным и критичным. Он считает, что многое будет зависеть от того, как будут выстраиваться отношения с новым президентом и парламентом по итогам досрочных парламентских выборов. «Кроме того, давайте посмотрим, как изменится позиция на уровне мест уже после выборов в Польше, Германии, в Греции, когда придет более правая сила – консервативная демократия и что там будет с выборами в Италии, Британии. Пока Британия остается в ЕС. Что касается партии Макрона, то он будет в либералах. Альянс либералов и демократов будет насчитывать 108 человек. Зеленые добавили мандатов, с которыми попытаются формировать коалицию, но которые являются не слишком влиятельными игроками», – резюмировал Владимир Воля.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here