После закрытия избирательных участков первого тура выборов экзитполы  показали, что Тимошенко не попадает во второй тур. Юлия Владимировна  лишь на третий день после поражения вышла к прессе. Она заявила, что не будет подавать в суд: «Она карманная (судебная система) у каждого президента — мы просто потеряем время». Этим заявлением Тимошенко признала результаты выборов, добавив, что не собирается звать людей на уличные протесты. Появление Зеленского ударило по всем кандидатам. У Тимошенко  он откусил приблизительно шесть процентов, отмечают политологи.  Зеленский удачно увязал Порошенко и Тимошенко, как старых политиков,  и сделал из нее второстепенного оппозиционера. 

Но у  Тимошенко уже поняли: все будет решаться на парламентских выборах, и задают вектор на реализацию «Нового курса»  уже с премьерской должности. Политологи в один голос говорят, что для нее затраты на президентскую кампанию закончились, но  она не ушла с политического ландшафта, ее цель  – парламент. Все ее планы – «Новый курс»,  новая Конституция, которая определяет Украину как парламентскую республику — все это она может реализовывать, поборовшись за влиятельную фракцию в  парламенте. Сможет ли Юлия Владимировна нас удивить – покажет время. 

Результаты   президентской кампании «Батькивщины»  и планы на будущее политика Тимошенко, для Фонда «Украинская политика»/UP Foundation прокомментировали  политический эксперт Михаил Чаплыга и политолог Кость Бондаренко.

  Михаил, Вам известно, как в команде Юлии Тимошенко  приняли поражение в президентской кампании?

чаплыга фотоМ.Ч. —  В команде Тимошенко  по-разному отреагировали на поражение. Саму команду можно было разделить на две категории людей. Первая категория поставила на карту себя, свою репутацию, они работали больше на себя. Была группа партийцев, которые провели уже не одни выборы. Это была всего лишь  одна из кампаний. Они выигрывали и проигрывали и восприняли поражение философски. Впереди парламентская кампания, значит, будут вкладываться  в нее. Я отношусь к той категории людей, которые ставили именно на Юлию Тимошенко, и я, как и многие – расстроился из-за поражения. 

Однако, у Тимошенко не стали назначать виноватых, а решили сосредоточиться на парламентской кампании. Тимошенко указала на « необходимость  восстановить Конституцию и противовесы, которые нужны стране». Она призвала принять законы, чтоб «убрать бесконтрольность»  новоизбранного президента. Это Закон о временных следственных комиссиях, об отмене неприкосновенности, Закон об импичменте. 

  Теперь о причинах.  Статданные социологии   свидетельствовали о проседании рейтинга Тимошенко с конца 2018 года. К концу марта показатели ухудшились. Почему?

М.Ч.-  Действительно в конце декабря начали проседать рейтинги  потому,  что тогда в работу включился штаб. Юридическая кампания началась формироваться с момента выдвижения – с 22 января. Партийный штаб начал формироваться чуть раньше. И тогда влияние партийного штаба стало доминировать над влиянием специалистов, которые не занимались именно предвыборной кампанией. 

Вокруг Юлии Владимировны образовался круг экспертов по разным направлениям. Например, новый общественный курс – одно направление, один круг экспертов, новый экономический курс – другой круг экспертов, политика безопасности – еще один круг экспертов, что в сумме составило то, что называется программой «Новый курс». 

Вот эта группа экспертов не принадлежит  к партии.  Они работали над документом, заказчиком которого выступила  Тимошенко. Она выступала  модератором этой дискуссии, соответственно, вокруг нее собралась та  группа экспертов, которые мыслили о глобальных преобразованиях в стране. Поэтому они подтягивали за собой людей реформаторского либерального толка, которые видели, что у нас проблемы глубинные —  на уровне Конституции, на уровне народовластия, на уровне структурных и системных проблем. 

Перемена лиц во власти, как исполнительной, так и законодательной, судебной ничего не изменит, если не поменять системные подходы в построении государства. Соответственно, эта группа людей ориентировалась на Юлию Тимошенко, на нее же ориентировалась и группа избирателей, которые связывали свое будущее с этой страной и возлагали очень большие надежды на системные и принципиальные перемены в стране. Как только включился штаб,  и началась избирательная кампания, группа экспертов, не будучи в штабе, испытывая определенный антагонизм к штабной работе,  отошла на второй план. 

— Значит, имел место целый  комплекс организационно-технологических  провалов штаба?  

М.Ч. – Безусловно. Эксперты  свою функцию выполнили – написали «Новый курс», далее коммуникация шла уже через партийные штабные структуры, где акцент сместился  на  тарифы, цены на газ, выплаты пенсий, социальных пособий. Более того, каналы коммуникации были избраны стандартные: газета, телеканалы, ролики, новостные блоки.

При этом, напомню, пока не началась избирательная кампания, каналы коммуникации были современными – это были YouTube,  собственные каналы экспертов и социальная коммуникация в социальных сетях. Очень чем-то похоже на кампанию Зеленского до того момента, пока не включился штаб и партия. 

Далее все стало однотипным, стандартным, те же лозунги, что и 15 лет назад, та же форма и  смыслы коммуникации. Получилось так, что Тимошенко, ориентируясь на эти глубинные и системные перемены в стране, не воплотила их. Но как только в игру вступил Зеленский, случилось так, что эта идея более гармонично воплотилась им, несмотря на то, что вербально эту идею «Нового курса» и системных перемен коммуницировала  именноТимошенко.  Но коммуницировала не теми каналами, которыми нужно было!  Также важно, что ее кампания имела ранний старт —  «Новый курс»  был объявлен еще 15 июня 2018 года, и за два-три месяца до первого тура  смыслы и посылы кампании исчерпались. Получилось так, что люди, которые ориентировались на Юлию Тимошенко, как на носителя этих идей, переориентировались на Владимира Зеленского, как более соответствующего молодого лидера  для воплощения нового курса. 

— Идеи, оформленные в программе «Нового курса»,  точно способствовали привлечению «профессионального»  избирателя.  Но они были чересчур сложными для простого украинца:  пересічний  гражданин  не будет, простите, «париться»,  разбираясь в них. 

М.Ч. —  Абсолютно правильно, избиратель и не должен. Тимошенко являлась символом глубинной системной перемены. Далее началась ее коммуникация. Но невозможно коммуницировать глубинную перемену старыми способами и формами коммуникации. Когда включился ее штаб, включились старые системы связи,  которые не смогли донести целостность программы. А Зеленский запустил новизну по каналам прямой социальной коммуникации, используя YouTube, Instagram. Он не уходил в детали и работал на уровне метасмыслов. Соответственно, он смог перехватить все то, над чем работала Тимошенко и ее группа экспертов. С момента, когда он все это сделал, социология показала переток избирателей  к нему более 10%. 

  Михаил,  Ваша цитата: «… в случае победы Зеленского на время пока он будет формировать команду и вникать в тонкости иезуитского мира госслужбы, ему может понадобиться переходной премьер. И это – Юля Тимошенко». Почему  Вы  уверены в этом?

М.Ч. —  Во время процесса  выборов всегда больше эмоций, а после выборов наступает «рацио», когда не нужно завоевывать ничьи сердца, когда расстановка сил понятна, и начинают «рулить» холодильник, платежки, долги. 

Социология показала, что около 40% людей, которые голосуют за Владимира Зеленского во втором туре – это люди, которые не разделяют его идей и не поддерживают его лично. Они голосуют против Порошенко. Получается, он станет тем президентом, который 22 апреля — в случае победы —  потеряет до  40% поддержки. И если на следующий день после выборов ты теряешь примерно  40% поддержки, то как дотянуть до парламентской кампании, плюс завести туда свою фракцию? Практически никак, если ты не заключишь рациональный прагматичный союз с тем, кто тоже заинтересован управлять страной и реализовать свою идеологию, свое видение и тоже зайти в парламент. 

Хочешь или не хочешь, а необходимо искать сильных и мощных союзников, специалистов в государственном управлении.  Из таких специалистов на первом месте, безусловно, Юлия Тимошенко. Ее считают одним из наиболее эффективных премьеров.  Думаю,  рациональные избиратели   Зеленского будут отождествлять как символ смены эпохи, а Тимошенко может  реализовать  эти перемены, поскольку она тоже призывала к системным переменам в стране. У нее, в отличие от Зеленского, есть команда, есть структура и  опыт.  Соответственно, она могла бы стать таким переходным премьером, который при президенте Зеленском, обеспечил бы стабильность страны и выход на прозрачные и понятные демократические выборы в парламент.  После первого тура ряд политологов назвал Юлию Тимошенко «сбитым летчиком». Уверен, что это не так. Надо знать Юлию Владимировну, этого изощренного мастера политического айкидо – побеждать, отступая.  

  Скорее всего, Юлия Тимошенко сейчас нацелена на парламентскую кампанию и изменения  структуры государства, превращения Украины в парламентскую республику?  

М.Ч. —  Украина вряд ли станет Парламентской республикой.  Это очень опасно для страны, у нас очень разные кластеры – и  социальные, и этнические. Тут нужно искать компромисс, но искать компромисс в дуализме  исполнительной власти – неправильно. Т.е. кто главный – президент или премьер? Это  разрывает страну изнутри. Необходимо объединить эти две должности. Это уже будет президент с полномочиями премьера. Соответственно, это некая третья должность. Как ее назвать – сложно сказать. Нужно искать название – канцлер,  это одно из рабочих названий.  Все понимают, что старая Конституция отжила свое, да здравствует новая республика,  новая Конституция и новые правила. 

Для того чтобы реализовать все задуманное, Тимошенко сконцентрируется на получении большой фракции в парламенте. Это могло быть интересно и Зеленскому, который уже сейчас декларирует, что не хочет баллотироваться на второй срок,  он сразу записал это на флаг себе, но возникает вопрос: а хочет ли он все пять лет быть президентом? Или он хочет стать таким президентом, который войдет в историю, как прародитель  новой Республики? Вполне возможно, что Владимир Зеленский может стать переходным президентом, при котором будет принята новая Конституция с новыми правилами и придут новые выборы уже новой должности. Тогда возможно при  третьем сценарии  (первый  – выборы, потом —  осенние выборы),  возможно, Тимошенко  и станет этим переходным премьером. Потом, скорее всего,  будет новая Конституция и еще одни выборы  парламента  и «канцлера», и тогда,  в третьем сценарии, мы перейдем к тому, что было запущено Тимошенко в «Новом курсе». 

В свою очередь, Кость Бондаренко отметил, что Юлия Тимошенко остаётся по-прежнему важным политическим игроком. 

Глава правління Фонду «Українська політика», історик, політолог, публіцист

Пока что не очевидно, что это понимают в команде Зеленского, иначе не прозвучало бы опрометчивое предложение свести функционал Тимошенко до уровня рефери на дебатах. 

Осенью Тимошенко может провести в парламент серьезную фракцию, которая может играть роль консолидирующего фактора, и в условиях прогнозируемого жесткого противостояния в Раде между несколькими силами («Слугой народа» Зеленского, группами Порошенко и Гройсмана, представителями Оппозиционного блока) Тимошенко может возглавить правительство, став компромиссной фигурой. 

Тем более, что в окружении Зеленского сегодня нет личности, способной взять на себя ответственность за исполнительную власть. Тимошенко ответственности не боится, и может попытаться создать очень работоспособную модель правительства, с включением профессионалов, не зависящих от политических предпочтений, но проявивших себя в различных сферах. Это в значительной степени стабилизирует ситуацию в обществе и прекратит затянувшуюся политическую лихорадку, которая вредит Украине. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here