В 2019 году Украина вступила в очередную фазу избирательных процессов, вокруг которых не только формируется информационная повестка дня, но и создаются новые ключевые тренды во внутренней политике.

Наряду с перманентными попытками внедрения политических технологий, главной целью которых остается влияние на подсознание человека и невербальные призывы к определенным действиям, не менее важными остаются вопросы, относительно технической стороны любой избирательной кампании, а именно ее надежности и эффективности.

Несмотря на развитие новых технологий, регулярно внедряемых в избирательный процесс для минимизации каких-либо рисков или постороннего вмешательства, вопрос о фальсификации и неправильном подсчете голосов, по-прежнему, не теряет свою актуальность. С уверенностью можно предположить, что и предстоящие, как президентские, так и парламентские выборы не станут исключением.

Об актуальных тенденциях в избирательном процессе, а также «черных технологиях», которые могут применяться в ходе кампаний и вариантах защиты от них, мы поговорили с политтехнологом, руководителем аналитического Центра «Третий сектор» специально для Фонда «Украинская политика».

Андрей Владимирович, ключевой технологией власти на выборах, скорее всего, будет снижение явки. Только низкая явка может показать реальные результаты в условиях огромного антирейтинга провластных кандидатов. Что сейчас предпримет «админресурс»?

Золотарёв фото
Андрей Золотарёв

А. З. В стратегии главного кандидата от власти действующего президента Петра Порошенко есть такой сценарий. Это повышение электоральной конкуренции, поэтому мы видим очень большое количество кандидатов, которых не останавливает и залог 2,5 миллиона гривен. Это делается для того, чтобы снизить цену «входного билета» во второй тур, поскольку явного и выраженного лидера, у которого был бы рейтинг на уровне 20%, и выше сегодня нет. Цель состоит в том, чтобы входной билет во второй тур был бы в пределах 10-15%. Учитывая то, что в Украине всегда 10-12% – это люди, зависимые от власти, люди, которые покупаются на всевозможные подачки от нее, что-то вроде «Петиной полторушки» – эта цель вполне достижима.

Другим элементом стратегии является действие, направленное на снижение электоральной явки, поскольку повышение явки – всегда снижает эффективность таких технологий, как использование админресурса, вбросы негативной информации, спецучастки, подкуп избирателей, политическая коррупция во всех ее формах и технологиях. Это делается, чтобы превратить выборы в некий «карнавал идиотов», чтобы у адекватных граждан это вызывало стойкое отвращение и нежелание идти и участвовать в этом «балагане».

Если в части создания высокой конкуренции у власти более-менее успешно идут сценарии, то, судя по социологии, ставка на снижение явки на выборы пока не работает. Пока проявляется тенденция к повышению явки. Более того, даже группы молодых избирателей, которые, условно говоря, голосовали бы против всех, сегодня поворачиваются в сторону Владимира Зеленского. Вот эта часть программы пока не удается.

По информации политологов, политтехнологов участники предвыборной гонки ,прежде всего, от провластных кандидатов, готовятся к скупке голосов. К сожалению, в условиях, когда более 60% населения страны еле сводят концы с концами, этот инструмент управления электоратом весьма актуален. В предыдущие кампании эта технология была эффективной, а сейчас она более чем эффективна. Какие, с Вашей точки зрения, технологии будут задействованы властью в первую очередь?

А. З. У нас широко используются так называемые «серые» и «черные» технологии. Например, «серая» технология – это «Фургон с оркестром». Природа выбора украинцев такова, что они зачастую голосуют не за того, кто им симпатичен, а за проходного кандидата. Если «официальная» социология будет показывать, что один из кандидатов, за кого хотел голосовать «пересичный» украинец, не проходной, то он не будет за него голосовать. С помощи социологии можно сформировать представление о том, что у Порошенко есть еще шанс, ему «дорисовывают» проценты. (Название «Фургон с оркестром» произошло во времена гастролей цирка в американских городах на Диком Западе, чтобы собрать публику, пускали по улицам фургон с оркестром). Поэтому технология, формирующая общественное мнение в социологии, получило такое название. Это манипулятивная технология, но это «серая» технология и она не относится к «черной».

«Черная» технология – это откровенная ложь, обман, дезинформация, фейки. Эта технология направлена на дискредитацию. Например, «Тимошенко – агент Путина». Команда президента активно выстраивают такую линию, хотя к реальности она не имеет никакого отношения.

Самая «черная» технология – это сочетание административного ресурса, скупки голосов, политической коррупции, цензуры, дезинформации и силового ресурса. Если все это используется в комплексе, то пробить это какому-то честному и порядочному человеку просто невозможно. Эта «черная» технология активно происходит в украинских условиях, особенно на местах. Например, БПП, не имея 5% рейтинга как политическая сила, вдруг на местных выборах получает 30%. Понятно, каким путем это все достигается.

Далее, очевидно, что попытаются натянуть на страну «сеть» имени Черновецкого. Суть этой технологии: попытки создания работы с «сетью» с помощью социальных договоров не всегда были успешными. Потому что если приходит чужой человек и что-то предлагает, то гражданин может взять деньги и проголосовать по-своему. А когда с тобой работает не чужой человек, а сосед по дому, он становится подобием социального работника, обмануть которого гораздо тяжелее, поскольку это твой знакомый, достаточно близкий тебе человек. Человеку платят за агитацию, но, поскольку бонусная система привязывается к результату, у человека появляется мотивация прийти не только самому, но привести членов семьи и знакомых. За это, в случае успеха, он получает дополнительный премиальный бонус. Это относится к «серым» технологиям, поскольку формально подкупа нет. Т.е. это «сетка», которую мы видели на выборах в Киеве у Черновецкого, а в Чернигове у Березенко. Система Черновецкого работает эффективно, но она требует времени, тщательной организационной работы и у меня очень большие сомнения, что вот такую «сетку» получится натянуть на всю страну. На город – да, это удавалось, например, на Днепр в 2015 году с помощью ресурсов всем известного национализированного банка и его IT-гениев, удалось создать эту систему привода сторонников на избирательные участки.

Что касается других технологий. Я думаю, будет задействована технология спецучастков. Однако, это не в смысле тюрем, больниц. Смысл заключается в следующем – на том или ином участке будет тотально скуплена комиссия. В том числе и представители от оппозиции за то, чтобы они закрыли глаза на нарисованный протокол. В первом туре будут «доить» слабеньких кандидатов второго и третьего эшелона, не трогая Тимошенко, а вот уже на втором туре разгуляются по полной.

Я думаю, третья технология – это мегаполитическая коррупция – использование государственного ресурса – монетизация субсидий, т.е. – это «Петина полторушка» в качестве эксперимента. Мы прекрасно понимаем, что этот эксперимент максимум продлится до апреля 2019 года, но эффект может быть достигнут. Например, Грузия, где мы видели ситуацию с кредитной амнистией, которая в значительной степени перевернула ход избирательной кампании. Саму идею артикулировала оппозиция, а власть реализовала ее моментально – и собрала электоральные бонусы.

Фальсификация выборов в Украине – это пирамида. Это не только ЦИК, где считают голоса много дней. Фальсификации начинаются с села, из членов местных комиссий, которые подтасовывают голоса своих же односельчан. В чем конкретно сегодня заключается методология фальсификации?

А. З. – Фальсификация бюллетеней начинается на уровне участковых комиссий, там происходят вбросы, находятся «мертвые души», карусели. Но на уровне комиссии речь идет не более чем 10%. На уровне территориальных избирательных комиссий происходят махинации с протоколами, когда переписываются протоколы участковых комиссий. Там никто не меняет бюллетени. Очень редко происходит пересчет голосов, хотя если это сделать, то в 2/3 случаях будет несовпадение. Следующая ступень – состав ЦИК. С этим составом ЦИК, Петру Алексеевичу осталось только транзитный сервер в Козине у себя в имении поставить.

Надо сказать, что фальсификации будут совершаться абсолютно откровенно, ибо социологически Порошенко отстает и от Тимошенко, и от Зеленского. Этот разрыв можно компенсировать только за счет передергивания карт, за счет фальсификаций, за счет скупки голосов. При этом у победителя будет весьма невысокий результат. Легитимность этой победы будет весьма низкой. А это открывает дорогу технологии «Царь ненастоящий». Каждая сторона за спиной имеет свой силовой ресурс, и мы понимаем, возникает риск подсчета голосов с помощью «калькулятора – Калашникова». Команда Порошенко, я думаю, готова пуститься во все тяжкие. Порошенко понимает, что непопадание на второй срок, рискует для него обернуться первым сроком. Он не готов отдать власть. Юлия Владимировна не готова расстаться со своим последним шансом получить эту власть и добиться места на Банковой. Это создает очень острую конфликтную ситуацию, с которой мы столкнемся в апреле.

Г-н  Герасимов – представитель президента в Раде – уже начал говорить о том, что разговоры о фальсификации – это политическая технология. Все прекрасно понимают, если будет сформировано общественное мнение, то деньги могут брать, а голосовать по совести. И вот этого боятся. Если система «сети», «спецучастков», «Петины полтарушки» не будут работать, то Порошенко не попадает даже во второй тур. Мы видим ситуацию вокруг Томоса. Сколько говорили, что Томос ему поднимет рейтинги, но вот получили текущую социологию, Томос «отпустил» ему чуть грехов и снизился антирейтинг, но и благодати ему принес, рейтинг не поднялся. Как был рейтинг, примерно 10%, таким он и остался. Позиция Запада, конечно, будет иметь свою роль и влияние в определении легитимности победы, но в конечном счете решать и определять ситуацию придется на местах.

Я рекомендую гражданам Украины пойти на выборы. Повышение явки в значительной степени нивелирует фальсификации. Одно дело, когда при явке около 50% передергивают 10%, другое дело, когда приходят 70-80%, то процент фальсификации снижается, движется к 5%. На выборах бюллетень можно испортить или проголосовать. Даже если против воли на выборах кого-то заставляют результат выбора фиксировать на телефон, то можно вырезать «галочку» из бумаги, положить ее напротив нужного кандидата, сфотографировать для куратора и после этого проголосовать уже, как хотите.

В конечном итоге, украинцам пора взрослеть, не вестись на манипулятивные разводки «Я или Путин». На языке политтехнологов это называется «стенка». Вот эту стенку пытается построить Порошенко. Вспомните, что он обещал пять лет тому назад, откройте свой холодильник и выключите телевизор. С холодной головой приходите на избирательный участок. Хочу напомнить слова Авраама Линкольна, великого американского президента: «Можно обманывать некоторых какое-то время, можно некоторое время обманывать всех, но нельзя все время обманывать всех.»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here