Визиты высокопоставленных чиновников США в Украину и встречи с президентом и правительством за последние пять лет престали казаться украинцам чем-либо необычным. Если еще в конце 2013 года появление помощника государственного секретаря США Виктории Нуланд на Майдане, во время акций протеста, воспринималось с одной стороны как высочайший уровень поддержки подобных акций западным миром, а с другой – вмешательством других стран во внутреннюю политику независимого государства, то в конце 2018 визиты представителей госдепартамента США или членов правительства (визит главы Пентагона и министра обороны США Джеймса Меттиса в августе 2017 года, а также визит министра энергетики США Рика Перри в ноябре 2018 года), расцениваются как абсолютно обычные вещи.

С момента избрания Петра Порошенко президентом Украины, а также предшествовавших этому событий, влияние Соединённых Штатов на украинскую политику и принятие ключевых решений как на внутренней, так и на внешнеполитической арене не только значительно усилилось, но и стало практически незаменимой составляющей в жизнедеятельности украинского государственного аппарата. Иными словами, действующей власти удалось внушить населению страны, что правильное решение – это решение, принятое по согласованию с Западом и, несмотря на ряд противоречий действующей Конституции, такое влияние извне остается единственным вариантом для спасения Украины от враждебной окружающей среды. Таким образом, менее чем за 5 лет США удалось колонизировать государство с сорокамиллионным населением и огромным как экономическим, так и географическим потенциалом, сделав это руками самого политического руководства Украины (в политологии подобные элиты именуются «компрадорскими»).

С одной стороны, в сложившейся ситуации абсолютно логично выглядит низкий интерес общества к очередному визиту специального представителя госдепа США по вопросам Украины Курта Волкера, состоявшийся 18 декабря и оставшийся практически без внимания со стороны СМИ и общественности. Тем более, подобное мнение выразили и многие эксперты-международники, или, по крайней мере те, кто пытается демонстрировать свою осведомленность в вопросах международной политики.

С другой стороны, стоит отметить определенные месседжи, сопутствующие недавнему визиту представителя госдепа, которые, по всей видимости, также остались незамеченными и общественностью, и средствами массовой информации, и даже многими политиками.

Стоит более подробно разобраться с личностью самого Курта Волкера и его ролью в отношениях между США и Украиной. В американских политических реалиях должность представителя государственного департамента является не более, чем второстепенной и не влияет на принятие каких-либо ключевых решений. Но в то же время, подобная должность является вполне весомым фактором на международном уровне. К примеру, в Украине, по всей видимости, совместная фотография с Волкером является первоочередным залогом успешной политической карьеры. По крайней мере такого мнения придерживаются не только представители действующей власти, но и оппозиционные политики (Сергей Левочкин, Юрий Бойко, Юлия Тимошенко).

В шахматной доске американской политики Волкер считался человеком ныне покойного Джона Маккейна, под руководством которого работал с 1997 года. Учитывая этот факт, стоит отметить, что позиция представителя госдепа базировалась именно на идеологической составляющей окружения Маккейна (так называемой группы Ястребов), выступавшего за более радикальный метод решения Украинского вопроса.

Официально Курт Волкер был назначен спецпредставителем по Украине в 2017 году, а его главной задачей (официальной) является координация усилий госдепартамента по урегулированию российско-украинского конфликта. Иными словами, Волкер уполномочен представлять позицию США в двухсторонней переговорной группе, с другой стороны которой представителем является помощник президента России Владислав Сурков.

В тоже время основной темой, обсуждаемой в рамках данной двухсторонней группы, являлся вопрос введения миротворческого контингента на неподконтрольные территории Донецкой и Луганской областей (ЛДНР), с целью дальнейшей демилитаризации региона. После проведения ряда встреч на протяжении 2017-2018 годов, подобный формат продемонстрировал довольно низкий уровень эффективности, чем практически полностью нивелировал дальнейшую жизнеспособность переговорного процесса на уровне Волкера-Суркова.

Несмотря на официальную должность, в обязанности Курта Волкера также входит посредничество между руководством США и Украины. Посредством подобного формата президент и другие представители украинской власти получают новые указания или советы по корректировки тех или иных действий, связанных как с внутренней, так и внешней политикой.

Доказательством может считаться тот факт, что подобные визиты спецпредставителя госдепа (или других представителей от запада, посещавших Украину с официальными визитами до назначения Волкера в 2017 году), осуществляются в преддверии важных голосований в Верховной Раде или принятия других решений на государственном уровне. К примеру, перед голосованием за бюджет или назначением новых руководителей на ключевые должности. Также, весьма закономерной выглядит эскалация ситуации на востоке Украины, как раз непосредственно после визитов представителей госдепа.

Интересным является тот факт, что ни во время введения военного положения, за которое Верховная Рада проголосовала 26 ноября, ни перед принятием подобного решения Курт Волкер не посещал Украину. По всей видимости, подобное решение было принято без согласия Запада, что довольно негативно воспринялось в самом Вашингтоне. Доказательством подобной гипотезы могут служить сразу несколько фактов.

Во-первых, информация о всех предыдущих визитах Курта Волкера или других официальных представителях госдепа или руководства Соединенных Штатов в обязательном порядке, за несколько дней до самого события, появлялась в виде официального анонса на сайте Президента Украины. В данном случае довольно заметным выглядит фактор определенной неожиданности, явно играющий не на руку украинским властям. Некоторые источники заявляют, что о визите Волкера в Украину, Порошенко узнал только за день до самой встречи, то есть 17 декабря. Еще одним подтверждением подобной информации может являться и низкая информационная поддержка со стороны СМИ, поскольку никаких анонсов визита также не было.

Во-вторых, традиционно, подобные визиты проходят в формате первоочередной встречи с главой государства, то есть Петром Порошенко, а уже после с руководителями фракций в Верховной Раде и представителями тех сфер, по вопросам которых, собственно, и осуществляется визит. В данном случае, спецпредставитель госдепа решил не только удивить украинской руководство незапланированным визитом, но и сменить традицию, встретившись сначала с главами депутатских фракций, а уже после – провести переговоры с президентом Порошенко.

Кстати говоря, несмотря на склонность украинской власти тиражировать любые встречи с представителями Соединенных Штатов или европейских государств, во многом преувеличивая значимость подобных мероприятий и их результаты, в данном случае никаких особых заявлений ни со стороны Президента, ни со стороны других представителей власти не было, что также может свидетельствовать об отсутствии положительных результатов по итогам данной встречи.

Анализируя вышеупомянутые факты, стоит задуматься о реальной цели визита и о вопросах, подымавшихся на встрече Волкера с Порошенко. Складывается впечатление, что основной задачей спецпредставителя госдепартамента являлось разбирательство относительно введения военного положения, которое, по всей видимости, не согласовывалось с Соединенными Штатами, а также не рассматривалось западными кураторами как необходимый шаг в российско-украинском конфликте.

Одним из возможных вариантов, беспокоящих руководство США, может быть угроза срыва завершения строительства центра управления военно-морских сил Украины в Очакове, который, по сути, должен стать военной базой НАТО на территории государства, не являющегося официальным членом альянса. Эскалация конфликта в Азовском море может привести к дальнейшему усугублению ситуации и созданию условий по блокированию строительства подобных объектов в данном регионе.

Еще один фактор, на который, безусловно, стоит обратить внимание – попытка нагнетания ситуации, а соответственно и попытка подставить Порошенко со стороны секретаря СНБО Александра Турчинова, выступившего непосредственно в день визита Курта Волкера в Украину с инициативой отправить через Керченский пролив еще одну группу украинских военных кораблей. По всей видимости сам Турчинов понимает абсурдность подобных действий как с логической, так и с технической точки зрения и, скорее всего, главной задачей заявления была не его дальнейшая реализация, а попытка продемонстрировать независимость от Президента в принятии подобных решений.

Стоит также учитывать тот факт, что с точки зрения США, украинская политика не воспринимается сквозь призму групп влияния и тех, кто этими группами руководит. Для западных кураторов более понятной является официальная система субординаций. То есть в случае с заявлением Турчинова, информация будет восприниматься не как конфликт интересов между Порошенко и группой Авакова-Яценюка, в орбите влияния которой также находится и Турчинов, а как демонстрация неподчинения секретаря СНБО президенту Порошенко, также занимающему должность главы СНБО.

Безусловно, в подобном контексте ситуация демонстрирует не только усиление внутренних конфликтов, имеющих весьма негативное влияние на рейтинги Порошенко, но и ухудшение его позиций перед западными лидерами. Учитывая недавний визит главного оппонента Порошенко по рейтинговым показателям, Юлии Тимошенко, в Вашингтон и ряд проведенных ею встреч (в том числе и с Куртом Волкером), можно предположить, что подобный выговор за несогласование действий с представителями Соединенных Штатов вряд ли позитивно отразится на позициях гаранта в преддверии президентских выборов.

Скорее всего, в ближайшее время можно ожидать проявления результатов незапланированного визита Курта Волкера и неприятной беседы с Порошенко, итогом которой, по всей видимости, должна стать демонстрация прежней покорности и готовность следовать всем указаниям Запада. Также в подобном случае вполне вероятное так называемое сакральное жертвоприношение с целью искупления вины, где в роли жертвы, несомненно, выступят интересы самого Порошенко или его ближайшего окружения.

В ином, менее вероятном случае, можно ожидать дальнейшее проявление непокорности в отношении запада и попытки игры по собственному сценарию. Учитывая демонстрируемую на протяжении пяти лет зависимость действующей украинской власти от западных партнеров, подобный вариант можно считать утопией, ведущей напрямую к капитуляции.

Еще одним, важным моментом, исключающим подобный вариант, является отсутствие у представителей украинской власти так называемого «Ростова» (по аналогии с Виктором Януковичем), в который в случае потери рычагов влияния Президент и его окружение смогу вывезти свои семьи и активы, обеспечив себе спокойную пенсию.

По всей видимости, в данной ситуации открытыми остаются только два вопрос: какие цели преследовал Петр Порошенко, вводя военное положение без согласия госдепартамента и с кем, если не с западом он об этом договаривался?

Но, похоже, он (Госдеп) начинает сердиться и даже выражать недовольство по-взрослому. И к этому звонку стоит прислушаться тем, кто свои электоральные перспективы оценивает не по поддержке со стороны украинских избирателей, а по поддержке со стороны Белого дома.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here