О том, как введение военного положения скажется на рынке электроэнергии Украины рассказал член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук Фонду «Украинская политика»

По словам энергоэксперта, прежде всего, необходимо узнать причину возникшего конфликта. «Если это конфликт с Россией, тогда нужно рассматривать экономические отношения этих стран. Энергетический вопрос – самый актуальный. Ведь завязанность Украины и России остается по аспектам угля, нефтепродуктов, атомной энергетики. Если бы было введено реальное военное положение, и мы видели реальное его развитие между Украиной и Россией, то можно было бы ожидать, что все аспекты сотрудничества были бы прекращены. Тогда Украину ждал бы некий коллапс, т.к. энергетические аспекты – «кровеносные сосуды» страны. Если посмотреть по ключевым вопросам, то нефтепродукты на первом месте. Мы на 85% зависим от импорта. Из 8 млн. тонн нефтепродуктов, 5 млн. тонн – это российское топливо. Мы видим, что почти 5 лет сохраняются отношения, бензин и дизтопливо, газ поступают к нам. Второй важный аспект – зависимость по углю. Потребляемый уголь из России нечем заменить. Не с ЮАР, США, с других стран.  Если введут военное положение, а у нас не будет российского угля, то начнется плановое, веерное отключение, экономия.»

Эксперт добавил, что в начале ноября на Луганской ТЭС закончились запасы угля, и они перешли на газ. «Этот тариф в 3 раза выше, чем если бы они получали электроэнергию из угля. Если не будет в стране угля, то мы перейдем на сжигание газа.»

По его словам, все четыре года сохранялись отношения между Украиной и Россией с поставкой ядерного топлива. «Минимально политические заявления касались этого момента. Конфликт между Украиной и Россией не касался АЭС. Если вводится военное положение, то отношения прекращаются в этом аспекте. Мы используем 80% российского ядерного топлива. Помимо того, что половина электроэнергии производится на АЭС – 70 млрд.  кВтч.»

«Через год, – напомнил Юрий Корольчук, – заканчивается договор по транзиту газа. Когда в воскресенье поднялся шум вокруг военного положения, те люди, представляющие компании, которые принимают участие в конкурсе  («Укртрансгаз», «Нафтогаз») в управлении ГТЭС, фактически, всё остановили.  Непонятно, сколько будет длиться военное положение и из-за этого такая реакция. Даже если завершится военное положение, как планируется через 30 дней, то весь процесс дальнейших переговоров по управлению ГТЭС, отбору компаний – завершится к лету следующего года. В лучшем случае, мы можем выходить на преддоговорной этап. Тогда за 3-4 месяца до окончания договора нам просто скажут, что нужно делать. Никто нас не будет слушать. По большому счету, в этом процессе должны быть заинтересованы Россия и Европейский Союз. А мы, получается, сами себе вредим этим процессом. Если мы сами выбрали себе партнера по ГТЭС, то теперь сами его и отпугиваем. Мы могли заранее выбрать партнера. На рынке газа ЕС сложная ситуация и они заинтересованы больше в нас, чем мы в них. Всё, что произошло, только навредит этому процессу, и поставят нас в еще более зависимую позицию.»

«Сейчас все стабильно. Дизель идет, пропан-бутан, топливо, уголь поставляется. А в плане ТЭС пока все остановлено сейчас. Думаю, то, что происходит – имеет политический аспект», – резюмировал эксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here