И снова День Независимости. Снова парад, вызывающий раздражение и непонимание у значительной части общества. Снова красивые и пышные слова о перспективах, о влиянии Украины в мире и о нашей значимости

Как человек, который в юном возрасте, едва вернувшись из армии, включился в работу сначала по демократизации общества, потом – за обретение независимости, день 24 августа 1991 года я встретил с небывалым воодушевлением. Вот она – Независимость! Хотелось, чтобы все процессы шли революционным путем – быстро, динамично. Были опасения, что независимость заговорят, заболтают, спустят на тормозах, сделают ее декоративно-условной – как сделали условным суверенитет, обретенный годом ранее. Создание СНГ мыслилось в ту пору чуть ли не как предательство Акта о независимости. Были опасения относительно срыва референдума 1 декабря… Все было!

Я принадлежу к тому поколению, которое решительно и безо всяких условий шагнуло в Независимость, как во взрослую жизнь. Детство, юность остались в Союзе, независимость совпала с периодом взросления. Может, потому я воспринимаю процесс обретения независимости так лично? В 1989 – 1991-м мы без сомнений шли на несанкционированные митинги, иногда в тюрьму (теперь это выглядит смешно и наивно – советская власть с нами боролась, как будто отмахиваясь, дралась «по-девчоночьи» и не по-настоящему – особенно сравнивая с нынешней украинской репрессивно-карательной системой и с жесткостью нынешнего режима). Мы не до конца понимали всю суть Независимости. Но мы не хотели жить в СССР. В основе наших действий был бунт против Системы. Мы хотели чего-то нового, сами не зная – чего. Но ведь наши старшие товарищи уж точно знали, как оно будет!

Будет как на Западе! – говорили нам. Запад мы видели только по телевизору – до 1985 года в виде голодающего доктора Хайдера, миллионов безработных в Нью-Йорке, коммунистки Анжелы Дэвис в прозрачной блузке и без бюстгальтера, антивоенных акций протеста и прочей пропагандистской мишуры. После 1985 года мишура поменялась: Запад предстал в виде рок-коллективов, общества потребления, красивых клипов и автомобилей, Саманты Фокс – не только без бюстгальтера, но и без блузки, Голливуда и жвачек «Турбо». Нам казалось, что Независимость должна обязательно сделать Украину частью вот этого самого Запада. С Самантой Фокс и «Турбо». Со свободой слова. Со свободой передвижения. Со свободой выбора. И чтобы можно было во всем мире с гордостью сказать – «Юкрейн!» – и перед тобой открывались все двери. Хотя нет – с гордостью сказать «Україна!», по-украински. И чтобы все понимали.

Романтические времена… У Иосифа Бродского есть стихотворение «Песня Невинности, она же – Опыта». Оно состоит из двух частей. Первая – радужно-восторженно-наивное представление о будущем, о своем месте в этом будущем. Вторая – мрачно-пессимистическое восприятие наступившего будущего, то есть, настоящего. Несколько лет подряд я в День Независимости перечитываю это стихотворение. Оно как нельзя лучше передает суть произошедшего… Да и скандальное «На независимость Украины» этого же поэта уже не воспринимается настолько остро-негативно, с желанием вообще закрыть для себя Бродского, как, к примеру, лет 20 тому назад.

Если первые годы День Независимости воспринимался с надеждой (нам годик! Нам три года! Нам пять лет! Нам десять лет!) и взросление государства шло как взросление человека – со всеми стадиями (пора становиться на ноги, пора отказаться от памперсов, пока идти в школу, пора, пора…), то 27-летие все больше и больше вызывает тревожные эмоции. Государство состоялось. Но ребенок, которого мы с таким восхищением и надеждами лелеяли, вырос в великовозрастного иждивенца, вздорного, баламутного, со скверным характером, множественными болезнями и полным нежеланием развиваться или заниматься общественно полезным трудом. Он вырос в молодого человека, который постоянно ругается и дерется с соседями, постоянно страдает от нехватки денег, постоянно надеется на помощь со стороны, патологически врет и не видит ясных перспектив для себя. Где-то в глубине у него есть нераскрытые таланты, большое сердце и добрая душа, но их он не демонстрирует, их он надежно спрятал.

Аркадий Аверченко в далеком 1921 году писал: «Не смешно, а трогательно, когда крохотный младенчик протягивает к огню розовые пальчики, похожие на бутылочки, и лепечет непослушным языком: – Жижа, жижа!.. Дядя, дай жижу… Но когда в темном переулке встречается лохматый парень с лицом убийцы и, протягивая корявую лапу, бормочет: «А ну дай, дядя, жижи, прикурить цигарки или скидывай пальто», – простите меня, но умиляться при виде этого младенца я не могу!»

“Божевільний: Боже!!! Вільний!!!”, – написала в 1991 году в «Литературной Украине» гениальная Лина Костенко. Мы тогда только улыбнулись, не осознав до конца сути ее афоризма. А она предупреждала!

По сути, Независимость любого государства – это процесс обретения собственной бюрократии, действующей на определенной территории по определенным правилам – законам. Обретение Независимости – это значит, что отныне каждого гражданина перестанет грабить колонизатор и начнет собственный бюрократ. Где-то это выражено в большей степени, где-то завуалировано. Но суть остается одна и та же: День Независимости – это праздник обретения собственной бюрократии. Для Украины этот процесс в первые годы прошел гладко и незаметно: бывший секретарь ЦК стал Президентом, главы облисполкомов – представителями Президента на местах, комсомольцы – банкирами, директора заводов – министрами. Диссидентам разрешили принимать законы и играть роль оппозиции. «Украина родилась от совокупления коммунистов с националистами», – писал на заре независимости Александр Кривенко.

У любого государства есть еще одно измерение: эффективность. Это то, ради чего граждане готовы пойти на уступки бюрократии, терпеть ее и безропотно выполнять законы. Своеобразный общественный договор: мы закрываем глаза на то, что вы лезете в наши карманы, но вы продемонстрируйте нам НЕЧТО. Условно: удивите нас!

За первые 27 лет существования Советского государства (с 1922 года) страна отошла от гражданской войны, восстановила экономику, провела индустриализацию, культурную революцию, пережила голод и репрессии, вышла победительницей из наиболее кровопролитной войны в истории человечества и реализовала ядерную программу, вплотную подойдя к космической.

За первые 27 лет существования Государства Израиль страна победила в двух войнах с превосходящими по силе и численности соседями, утвердилась как мощный фактор мировой политики, как региональный лидер, создала одну из наиболее сильных спецслужб.

Примеров может быть много.

Украина не может похвастаться тем, что она на протяжении двадцати семи лет стремительно развивалась. Где развитие? В чем наш вклад в процесс развития человечества? Разве что проведение Евро-2012? Все остальное – это наша внутренняя мишура, местечковое выяснение отношений, Майданы – да, драматические, да, яркие, но абсолютно бессмысленные и, с точки зрения мировой истории, – абсолютно бесполезные. Как подвиг Александра Матросова в масштабах целого народа.

И к чему мы в конце концов пришли?

Когда Президент выступает и аргументирует необходимость принятия того или иного закона тем, что «я согласовал этот текст в Вашингтоне»;

Когда Международный валютный фонд диктует нам условия реформирования экономики;

Когда нам повышают коммунальные тарифы и ликвидируют льготы только потому, что так требуют наши стратегические партнеры;

Когда любые назначения на те или иные посты в государстве утверждаются в Государственном Департаменте США;

Когда вопрос войны и мира в нашей стране решается клерками (хоть и высокопоставленными) из США и России;

Когда внешние игроки навязывают нам Антикоррупционный суд, Антикоррупционное бюро, систему выборов и прочее;

Когда учебники истории Украины пишут граждане США и Канады, иностранцам вверяют управление стратегическими отраслями в Украине – в первую очередь медициной, иностранцы перекраивают на свой манер систему образования… –

это ли Независимость?

Лоботряс вырос. Лоботрясу пора заняться делом. Лоботрясу пора перестать медитировать (или как это называется?) на Саманту Фокс и жевать «Турбо», наслажаясь вкладышами с изображением гоночных автомобилей. Пора самому заняться делом. Иначе удел такого лоботряса – ужасен. Он уже в надежде на очередную дозу, именуемую траншем, готов вынести из дому последнюю мебель.

И если завтра с Украиной случится некий катаклизм, который поставит точку на проекте «Украина» (а мы сегодня балансируем на грани!), не спрашивайте, кто виноват. В этом мире действуют естественный отбор и право сильного. У нас два пути: либо поверить в собственные силы и наконец начать самостоятельную жизнь, либо мы останемся в истории как некий курьезный факт. Кто сейчас вспоминает о таких государствах, как Королевство Имерина, Астурия или Королевство Обеих Сицилий?

…И все-таки, если бы я оказался сейчас в 1991 году, я опять бы проголосовал за Независимость. Искренне верю, что Украина ее обязательно обретет. Наша настоящая деколонизация – впереди, в будущем, как бы ни было больно от того, что в моей стране у власти находятся болтуны, а Болтоны принимают парад по случаю в День Независимости.

Фото Znaj

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here