Еще одно, довольно знаковое, геополитическое событие этого месяца, должно состояться уже 16 июля и, по многим прогнозам, его итоги смогут внести значительные коррективы в некоторые международные процессы.

Предстоящий саммит лидеров США и России не устает обрастать новыми слухами и теориями, многие из которых можно назвать если не конспирологическими, то попросту  идиотскими. Несмотря на то, что в России уже давно ходят слухи о тайных связях американского президента с российскими спецслужбами, в последнее время появилась новая, весьма популярная теория, согласно которой Трампа завербовали в агенты КГБ еще в конце 80-х. В то же время американская пресса пытается не отставать в подобных рассуждениях и активно обсуждает причастность Путина к ЦРУ и другие похожие сценарии по мотивам Томаса Фридмана.

Несмотря на подобные рассуждения, в настоящее время фактом остается только сама встреча и время ее проведения (хотя, как показывает практика – и эти факты могут поддаваться коррективам).

Важно отметить, что предстоящая встреча двух лидеров станет уже третьей за последние два года, а не первой, как об этом многие заявляют. В июле 2017 Трамп и Путин встречались в Гамбурге на полях G20, а спустя некоторое время имели возможность пообщаться во Вьетнаме на саммите АТЭС. С тех пор Путин успел избраться на очередной президентский срок, что собственно и стало официальным поводом для звонка от американского лидера с предложением относительно личного саммита двух президентов.

Также довольно предсказуемым был отказ Путина от приезда в Белый Дом, куда изначально приглашал его Трамп. Вряд ли это можно расценивать как проявление слабости со стороны российского президента, но в проведении переговоров на столь высоком уровне важную роль играют даже самые незначительные детали и нейтральная площадка для проведения встречи является более выигрышным решением, в первую очередь, для российской стороны.

Стоит уделить несколько слов выбранному месту для проведения встречи. Ведь Финляндия одновременно является и нейтральной стороной для двух президентов (хотя история довольно хорошо помнит о протекции Российской Империи, которая чуть более ста лет тому назад распространялась и на эти земли), и государством, которое не входит в НАТО, что, скорее всего, также сыграло свою роль в предварительном обсуждении относительно места проведения встречи.

Несомненно, за последние несколько лет внешняя политика обоих государств дала толчок целому ряду событий, которые повлекли за собой глобальный передел сфер влияния на мировой арене. История показывает, что подобный накал страстей между странами с самым мощным военным потенциалом заканчивается либо мировыми войнами, либо переговорным процессом и поиском компромиссов. В данной ситуации стоит отметить попытки американского президента перевести ситуацию в более мирный процесс.

Важно отметить, что Трамп за менее чем два года президентства успел сделать довольно много шагов, которые в определенных смыслах характеризуют его как реформатора и сторонника неконсервативных действий, особенно в вопросах внешней политики и внешних интересов США. На встречу с Путиным он едет с определённым репутационным бэкграундом в переговорах. После довольно удачной сделки по Северной Кореи и проведенного первого в истории саммита лидеров США и КНДР, Трампа позиционируют как президента, который не развязал очередную войну в пользу интересов США, а фактически запустил процесс примирения между КНДР и Южной Кореей, чем самым положил конец войне, которая длилась фактически с июня 1950 года.

В то же время довольно ошибочным будет сравнение встречи Трампа с Ким Чен Ыном и предстоящей встречи с российским президентом. Так или иначе Путин является лидером одной из трех стран-гегемонов, которая может соревноваться с США не только во влиянии на мировые процессы, но и в военной мощи (в случае, если мирных договоренностей достичь не получиться). Важно учитывать, что в глобальном смысле Северная Корея во многом зависит от Пекина, а соответственно и подобные решения о встрече с американским президентом, запуске процесса примирения с Южной Кореей или ядерное разоружение также касаются плоскости отношений Пекина и Вашингтона. В данном случае речь будет идти не столько о двухсторонних отношениях государств, сколько о сферах влияния, которые могут распространяться далеко за пределы географических и политических границ России и США.

Кстати говоря, именно догадки относительно  вопросов, которые могут обсуждаться во время саммита 16 июня, являются главной темой, беспокоящей обе стороны. Администрации как американского, так и российского президентов довольно образно попытались определить регламент встречи и возможные темы для обсуждения. Такая позиция говорит о том, что в лучшем случае общественность получит ответы относительно поднятых тем только после саммита или же самые важные моменты и вовсе останутся за закрытой дверью. Учитывая, что прошлогодняя встреча двух лидеров на саммите G20, которая длилась более двух часов, до сих пор остаётся без ответов относительно некоторых поднятых тем, можно прогнозировать, что и предстоящий саммит не станет исключением.

Стоит отметить, что на двухдневном саммите НАТО, который проходил в Брюсселе, был поднят ряд вопросов относительно возможных тем для обсуждения на предстоящей встрече Трампа и Путина. В свою очередь американский президент успел заявить, что во время саммита 16 июля поднимет и Украинский вопрос, который, по всей видимости, не является основным для обеих сторон.

В то же время президент Украины Петр Порошенко уже успел заявить, что украинский вопрос станет одним из ключевых, посколько «Украина находиться на переднем крае европейской и трансатлантической политики». Также администрация украинского президента, резюмируя встречу лидеров США и Украины, проведение которой до последнего момента было под вопросом, сообщила, что Порошенко обсудил с Трампом ключевые проблемы Украины, вопрос «Северного Потока», а также предстоящую встречу с Путиным. Несмотря на отсутствие достоверной информации о длительности вышеупомянутой встречи (хотя, как показывает практика, даже встреча взглядами с американским президентом расценивается как большое достижение для украинской дипломатии) именно она стала основным аргументом относительно важности украинского вопроса.

Также ранее представитель Госдепа по вопросам Украины Курт Волкер успел заявить, что, по его мнению, вопрос конфликта на Донбассе не будет решен и, скорее всего, это далеко не главная тема, которая будет обсуждаться на предстоящей встрече.

Анализируя ситуацию на геополитической арене и ряд проблем, которые могут перерасти в глобальные конфликты, можно сделать вывод, что Украина действительно не является ключевой проблемой как для американской, так и для российской стороны. На фоне вопроса о тихоокеанском сотрудничестве, ситуации на Ближнем Востоке, возобновившемся конфликте с Ираном и усилении позиций Китая на мировой арене, украинский вопрос, увы, может претендовать лишь на место во второй пятерке списка важных тем для обсуждения.

Безусловно, каждая из вышеупомянутых тем требует как минимум отдельной статьи для полного раскрытия и аргументации ее важности в геополитических масштабах, но стоит согласиться с тем, что вопрос влияния на некоторые процессы на Ближнем Востоке (в том числе Сирийский конфликт, в котором США пытались продемонстрировать военную силу и даже подключали к помощи союзников в лице Франции и Великобритании), в которых Штаты теряют свои позиции, или конфликт с Ираном, в котором также не стоит отрицать составляющую российских интересов, еще и на фоне ухудшения отношений с Саудовской Аравией и Турцией, также вносящие довольно важную лепту в глобальные процессы, априори не могут быть оставлены на втором плане в пользу Украины.

Важность Ближневосточного вопроса для Трампа можно аргументировать и тем фактом, что в списке американской делегации отсутствует старший советник и зять Трампа, Джаред Кушнер, который, по некоторым данным, до недавнего времени являлся непосредственным куратором вопросов связанных с Ближним Востоком. Кушнер считается сторонником жесткой политики с применением силовых методов для достижения целей. Его отсутствие на предстоящем саммите может свидетельствовать о готовности Трампа на определенные уступки. Но стоит учитывать, что подобные уступки могут быть предложены только взамен на что-то не менее важное для российской стороны. О чем именно может идти речь – вопрос остается открытым.

На пресс-конференции с Терезой Мэй во время своего визита в Великобританию Трамп в очередной раз попытался ответить на вопрос относительно Крыма, который ему уже задавали на саммите НАТО. По его мнению крымский вопрос, как и многие другие, достался ему в наследство от предыдущих президентов и в настоящее время он пытается решать такие проблемы одну за другой (примером с его стороны служит Северная Корея, в отношении которой Трамп действительно достиг определенных результатов). С одной стороны подобное отсутствие конкретики в крымском вопросе, которое вряд ли можно назвать характерной чертой Трампа, наталкивает на мысль о возможности получения определенных смягчений для России, но с другой стороны слишком большое количество тех самых «смягчений» вряд ли может соответствовать реальности – Трамп не тот политик, который привык проигрывать по всем фронтам. Скорее каждая уступка с его стороны – это желание получить большие дивиденды в более важных вопросах. В таком случае главной задачей остается определение важнейших тем для американской стороны.

Также не стоит забывать, что именно в столице Финляндии в 1975 году был подписан акт, согласно которому устанавливались все послевоенные географические и политические границы. Любые договоренности по крымскому вопросу могут послужить в качестве прецедента для решения целого ряда мировых конфликтов с самопровозглашенными республиками и неподконтрольными территориями. 

Важно отметить, что и заявление российской стороны относительно регламента предстоящих переговоров не добавило никакой ясности. К примеру, представители МИД России и вовсе заявили, что, по их мнению, на саммите может обсуждаться вопрос киберпреступности и противодействия терроризму в Сирии, что скорее является очевидностью, нежели попыткой приоткрыть карты.

По некоторым оценкам, предстоящая встреча с американским лидером станет для Путина очередным аргументом в общении с главами европейских государств. Скорее всего можно ожидать определенных сдвигов в решении санкционных вопросов, которые во многом продолжают доказывать свою неэффективность и являются скорее формальными мерами по сдерживанию распространения российского лобби в Европе. После саммита президентов России и США у европейских лидеров может возникнуть довольно логический вопрос: – почему мы должны страдать от санкций, если главный инициатор в лице США ведет прямые переговоры с Россией?

Путин основательно подготовился к встрече с Трампом. Стоит учесть результаты участия российской стороны в сирийском конфликте. Правительство Башара Асада, которое столь неугодно западу, но при этом поддерживается Москвой, сумело удержаться при власти и при этом демонстрирует определенные результаты в борьбе с террористическими организациями на территории своего государства. Несомненно, сирийский вопрос, который является стратегически важным для обеих сторон, запланированного саммита, занимает одну из важнейших позиций для предстоящих переговоров.

Не стоит забывать и об условном партнерстве России и Турции, которое, в настоящее время приносит выгоду обеим сторонам, но при этом также идет в разрез с интересами Запада. Фактический отказ от европейского вектора развития со стороны правительства Эрдогана, а также его недавнее переизбрание на новый срок с получением дополнительных рычагов влияния на власть в стране, являются лишь очередным подтверждением того, что подобная ситуация вряд ли выгодна для интересов США в данном регионе. 

Еще одним довольно важным вопросом для Москвы является ситуация вокруг Ирана и фактор эскалации конфликта между Вашингтоном и Теграном, который активно проявляется в последнее время.  Несомненно, Иран, как и другие вышеупомянутые вопросы имеет определенную стратегическую ценность для Путина, которая, пожалуй, также претендует на более важное место в списке обсуждаемых тем, нежели Украина. Учитывая ряд факторов и тенденций в ведении внешней политики России, вряд ли можно прогнозировать обмен Ирана на Украину. Складывается впечатление, что за последние 4 года Россия привыкла жить с фактором нестабильности на юго-западной границе и практически выработала определенный алгоритм, который нацелен скорее на бессрочную заморозку конфликта, нежели на его решение путем обмена на более важный вопрос, который может серьезным образом нарушить планы Российской стороны и послабить ее влияние на Ближнем Востоке.

Также стоит отметить удачно проведённый Чемпионат мира по футболу, проведение которого помогло России значительным образом повлиять на формирование своей репутации, в первую очередь среди населения западного полушария. Попытка развеять мифы и стереотипы о закрытости государства с фактически диктаторской формой правления и наследием так называемого «совка», по большому счету удалась. Туристы из многих западных стран не скрывали своего удивления от лично увиденной России. Конечно не стоит забывать и о факторе облагораживания туристических зон, которые способствовали созданию положительной картинки и о правильной подачи материалов в СМИ, но факт остаётся фактом – желаемый результат был достигнут, а количество мировых лидеров, посетивших Россию во время Чемпионата в очередной раз пошатнуло санкционную завесу.

Учитывая все вышеупомянутые факты, можно сделать вывод, что каждый из лидеров весьма хорошо подготовился к предстоящему саммиту. Это может являться очередным свидетельством того, что переговоры получатся довольно насыщенными, а возможно и продуктивными. Конечно, не стоит надеяться на решение многих геополитических вопросов прямо во время встречи, но если она состоится,  то, как минимум, определенные сдвиги гарантированы.

Подводя итоги саммита НАТО, Трамп заявил, что не считает Путина врагом, а лишь видит в нем соперника. Возможно, подобные заявления являются лишь очередной уловкой накануне предстоящих переговоров, а возможно, мы увидим совсем новый уровень дипломатии, которая кардинальным образом сможет повлиять на геополитическую ситуация в мире. Ответ на этот вопрос, как и на многие другие,  мы сможем получить уже совсем скоро.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here