Очередные рейтинги политических сил, которые были представлены в начале июля сразу несколькими социологическими компаниями, показали, в первую очередь, не настроение электората по отношению к тому или иному кандидату или потенциальную поддержку на ближайших выборах, а полную дискредитацию подобных исследований, которые окончательно потеряли объективность и достоверность результатов.

Безусловно, тема спекуляций на социологических исследованиях не новая и подобное явление регулярно пользуется спросом особенно в преддверии избирательных кампаний. Более того: похожую ситуацию можно наблюдать не только в украинских реалиях, но и на мировом уровне (в России в самом начале 2018 года прошла «война социологов», в которой приняли участие социологические фирмы, ориентированные на Вячеслава Володина, и социологи, ангажированные Сергеем Кириенко; ряд критических статей по поводу социологических исследований появились в преддверии недавних парламентских выборов  Италии; а уж что говорить об американских социологах, которые «проспали» Трампа!).

Анализируя украинские политические кампании и, соответственно, параллельно проводимые социологические исследования, можно создать хронологию появления не только новых инструментов влияния на избирателя, но и развития целого ряда вспомогательных методов в манипулировании результатами социологических опросов. Также, довольно заметным является факт несоответствия социологических показателей и конечных результатов голосований. Но в этом случае также важно отметить существование множества факторов, которые могут повлиять на исход выборов.   

В настоящее время в Украине действует множество структур, предлагающих свои услуги по проведению социологических исследований на любые темы и с применением практически любых методов изучения заданного вопроса. Из их числа можно выделить около восьми центров, в арсенале которых имеется значительный опыт работы, возможность покрытия всей территории Украины (обычно не проводятся исследования на неподконтрольных Киеву территориях), авторитетное имя и соответствующее портфолио.

На протяжении года подобные исследовательские центры провели более двадцати опросов, результаты которых были представлены для всеобщего пользования. Безусловно, во многом разницу в показателях можно аргументировать отличием методов и инструментов, используемых для проведения исследований, но когда конечный результат опросов, проводимых в одинаковом временном промежутке, показывает кардинально разные цифры (значительно выше усредненной погрешности) – появляется вполне логичный вопрос относительно объективности и правдивости подобных опросов.

Ниже вы можете увидеть результаты рейтингов политических партий, которые проводились разными исследовательскими центрами в период с 23 января по 4 июля 2018 года. Для создание инфографики использовались данные 20 исследований, результаты которых расположены в хронологическом порядке.

 

Бесспорно, не стоит отрицать лидерские позиции партий, которые являются фаворитами в подобных исследованиях на протяжении всего вышеупомянутого временного промежутка. Но в то же время стоит учитывать фактор завышения показателей тех или иных кандидатов и партий, которые зачастую «дорисовываются»  непосредственно за счет самих политиков.

Иногда методика исследования является откровенно манипулятивной и разрабатывается непосредственно «под заказчика». К примеру, «проходной» результат Аграрной партии в одном из недавних исследований (не включенных в данный мониторинг) был обеспечен проведением исследования в населенных пунктах «за исключением областных центров». То есть, с таким же успехом можно провести исследование об уровне популярности фамилии Сидоров, опросив только респондентов с фамилией Сидоров.

В подобной ситуации одним из самых значительных минусов, который на будущих выборах сможет стать неприятным сюрпризом для многих политических сил, может являться размытие значения так называемого неопределившегося электората, который по некоторым подсчетам, в настоящее время, составляет около 40% населения. Иными словами, это те люди, которые по разным причинам не определились либо не готовы в открытую заявлять о своем предстоящем выборе.

Еще одной особенностью исследований общественного мнения в Украине является тот факт, что уровень отказа респондентов от участия в исследованиях – беспрецедентно высокий и составляет от 55 до 65%. Это объясняется страхом и опасениями многих граждан за свою жизнь. Но при этом понятно, что отказавшиеся от участия в опросах граждане вряд ли являются сторонниками действующей власти. Плюс добавьте тех респондентов, которые сознательно говорят неправду интервьюерам по принципу «кабы чего не вышло» или же стесняются говорить правду, чтобы соответствовать «мейнстриму» (если в обществе происходит шельмование Оппозиционного блока или партии «За життя», то человек, собирающийся проголосовать за эти силы на выборах, зачастую говорит интервьюерам о своем желании проголосовать за некий нейтральный проект – а реальный выбор сделает на избирательном участке). Таким образом, появляется прослойка так называемых «социологических партизан», которые более чем серьезно влияют на расстановку сил на выборах.

По мнению ряда экспертов и политологов, рейтинг партий, занимающих лидирующие позиции, завышен или занижен – в зависимости от заказа – как минимум на 3-5%, что в общей сложности дает довольно серьезную погрешность в попытках прогнозирования возможных результатов. Более того: создается впечатление, что социологические результаты зачастую подгоняются под конкретную изначальную гипотезу.

Также довольно заметным становиться рост скептицизма по отношению к новым результатом социологии среди электората. С высокой долей вероятности можно заявить о том, что если провести социологическое исследование о доверии населения к социологическим исследованиям, то положительный ответ составлял бы слишком малый процент, не претендующий на объективность. 

Исходя из этого, можно прогнозировать дальнейшее сокращение доверия к социологическим опросам, а соответственно и снижение спроса на продукцию рейтинговых исследовательских центров.

В любом случае, победу в конкурирующей среде социологических центров сможет одержать либо объективность и точность в проведении исследований, либо покровительство со стороны влиятельных заинтересованных лиц. Результаты подобного передела мы сможем увидеть сразу после выборов, которые станут единственной объективной оценкой тех или иных прогнозов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here