На протяжении последней недели события в Каталонии развивались весьма драматично. Вопреки ожиданиям, в понедельник, 23 октября, президент Каталонии Карлес Пучдемон не провозгласил независимость – на основе референдума 1 октября 2017 года, — а передал этот вопрос на рассмотрение парламента Каталонии.

Официальный Мадрид традиционно пригрозил Каталонии применить 155 статью Конституции Испании, которая предвидит право короля приостанавливать автономию того или иного региона и вводить прямое правление. Также на протяжении недели продолжился вывод из Каталонии офисов крупнейших банков и промышленных предприятий. Даже фирма Invasare, генеральным директором которой является кузина Пучдемона, перерегистрировалась за пределами Каталонии. Экс-президент Артур Мас лично провел встречи с представителями крупного бизнеса и убеждал их вернуться «когда мы дадим задний ход». Время от времени между сторонниками независимости и сторонниками испанского выбора происходили столкновения.  Футбольный клуб «Real Madrid» из соображений безопасности решил ехать на игру в Жирону без символики клуба (одиозность RM состоит еще и в том, что этот клуб пользовался покровительством самого генералиссимуса Франко, особенно жестоко подавившего каталонскую революцию в 1940 году).

Важным моментом является то, что процессы ирредентизма (обретения независимости) сопровождаются сравнительно незначительными активностями народных масс. По большому счету, вопрос независимости – это вопрос небольшой группы каталонских элит, считающих, что центральное руководство чересчур интересуется финансовыми вопросами Каталонии и финансовым положением отдельных каталонцев. Скорее всего, вокруг этого вопроса и будут вестись в дальнейшем основные дискуссии между Барселоной и Мадридом.

 

 

В Каталонии не отмечается жесткого противостояния между сторонниками и противниками независимости. Демонстрации проходят в основном мирно – в немногочисленных столкновениях пострадали 4 человека. Каталонская национальная ассамблея распространила воззвание к сторонникам независимости: «Абсолютно нормально, что противники независимости манифестуют, у них есть на это полное право. Помните, что те, кто предпочел бы, чтобы мы не провозглашали независимость, в большинстве своем хорошие люди, наши друзья, коллеги и родственники, которые, как и мы,  презирают насилие».

24 октября переговоры между Мадридом и Барселоной вышли на новый уровень, Король предложил выступить лидеру Каталонии Пучдемону в Сенате Испании с  обоснованием позиции каталонцев – своеобразные дебаты с правительством Испании. Однако выступление Пучдемона в Сенате должно было состояться в 17.00 в четверг, 26 октября – а ультиматум каталонцев, по истечению которого они пообещали провозгласить независимость, истекал в тот же день в 16.00. На протесты Пучдемона пришел ответ: ему предложили «другое время» — пятница, 27 октября.

Между тем умеренные сепаратисты из партии PDeCAT (Демократической партии Каталонии), к которой принадлежит и Пучдемон, начали давление на лидера с целью предотвратить провозглашение независимости без предварительного согласования с Центром.  Однако более радикальная партия JxSi призвала правительство объявить независимость и защищаться с помощью народа. Левая партия CUP заявила о готовности вывести народ на баррикады.

К тому времени полиция и каталонское телевидение TV3 заявили, что будут подчиняться только парламенту Каталонии. В Жироне король Фелипе VI был объявлен персоной нон-грата. В ночь с 25 на 26 октября Пучдемон собрал «главный штаб», на заседании которого было достигнуто «хрупкое согласие о Республике» — небольшим перевесом голосов сторонников немедленного провозглашения независимости. Барселонская газета La Vanguardia писала о сильных внутренних противоречиях в стане сторонников независимости. Рассматривались три возможности: 1) провозгласить независимость и призвать народ к сопротивлению; 2) провозгласить «отложенную независимость», которую обусловят результаты досрочных выборов в парламент Каталонии со статусом «учредительного»; 3) созвать внеочередные выборы в парламент Каталонии по испанскому законодательству и предотвратить тем самым введение статьи 155 Конституции Испании (сторонники этой позиции заявляли, что потеря автономии – большее зло, чем необретение независимости).

Прокуратура Испании заранее подготовила иски против президента Пучдемона  и вице-президента Жункераса по статье «Восстание» и пообещала применить его, как только парламент Каталонии примет декларацию независимости. Это действие наказывается тюремным заключением на срок до 30 лет. В Мадриде в среду всерьез обсуждались вопросы введения осадного положения, введения войск и применения других жестких мер относительно Каталонии

Мировая пресса разделилась во мнениях. The Independent  считала, что «Испания не оставила региону другого выбора, кроме обретения Республики». The Wall Street Journal, в свою очередь, пишет, что Мадрид предложил «драконовские», но «справедливые» меры по отношению к Каталонии.

В Мадриде опасались также «кадрового вакуума». Испанская El Pais утверждала, что «155-я статья Конституции может потерпеть крах на враждебной территории»: причина в том, что региональных чиновников некем будет заменить. В подчинении Женералитат Каталонии почти 200 тысяч госслужащих, а центральная власть практически отсутствует после 40 лет последовательной децентрализации и передачи полномочий. Центру подчиняются только судьи, налоговики и работники соцстраха.

Под давлением Мадрида Пучдемон решил распустить парламент Каталонии – с тем, чтобы парламент не мог провозгласить декларацию независимости. Параллельно случился комичный казус: Пучдемон отправил в Сенат Испании свои возражения относительно введения статьи 155. Сенат не принял эти возражения, официально заявив, что В ФАКСЕ ЗАМЯЛАСЬ БУМАГА(!!!).

Между тем вступление Пчдемона о роспуске парламента несколько раз переносилось. Перед дворцом Женералитат в Барселоне собралась молодежь, скандирующая «Пучдемон – предатель!» В результате Пучдемон отменил выступление по телевидению. В 17.00 в среду он явился в парламенте и заявил: «Мой долг как президента был исчерпать все возможности для диалога. Теперь дело – за парламентом».

На следующий день, 27 октября, парламент Каталонии собрался на свое заседание. Дворец парламента окружили тракторами – для препятствования возможному штурму. Площадь заполнилась народом. Премьер Испании Мариано Рахой позвонил Пучдемону и долго убеждал его не делать глупостей. В 15.20 глава парламента Каталонии Карме Форкадель зачитала декларацию независимости. За проголосовали 70 депутатов, против – 10, 2 – бюллетеня – недействительны. Каталония была провозглашена независимым государством.

Премьер Испании Мариано Рахой написал в твиттере: «Я прошу всех испанцев сохранять спокойствие. Правовое государство восстановит законность в Каталонии». Сенат Испании одобрил предложение о введении прямого правления Центра в Каталонии согласно статье 155. Было обещано, что Центр сместит правительство Женералитат и поставит свое руководство в каталонских государственных СМИ после публикации решения в Официальном бюллетене. «Будьте уверены, что мы будем на высоте ситуации. Государство отреагирует. Будьте спокойны , все будет делаться в меру и эффективно», — заявило руководство Сената.

После этого процесс фрагментации пошел: северный район Каталонии Vall d’Aran рассматривает возможность выхода из Каталонии и присоединения к Арагону. Женералитат несколько лет тому назад признал право того региона самостоятельно решать свою судьбу.

Утром 28 октября  Официальный бюллетень опубликовал решение Сената о введении 155-й статьи и прямого правления. Пучдемон, Жункерас и еще 141 человек были отстранены от власти в регионе. Парламент объявлен распущенным – новые выборы пройдут 21 декабря. В отставку также отправлены генеральный директор каталонской полиции Пере Солер и его подчиненный, с первых дней поддерживавший независимость – майор Хосе Луис Траперо, находившийся в последнее время под следствием. Полиция Каталонии, вопреки ожиданиям, перешла на сторону Центра и заявила, что продолжает работать в штатном режиме и следить за порядком.  Полиция прекратила охрану всех членов правительства Женералитат и уменьшила количество охранников рядом с Пучдемоном.

Полномочия президента Женералитат до созыва нового парламента и избрания им нового правительства возложены на ближайшую соратницу Мариано Рахоя, вице-премьера Испании Сорайю Саенц де Сантамарию.

Старый состав Женералитат во главе с Пучдемоном отказался подчиняться Мадриду и продолжил работу. Пучдемон сделал заявление: «Мы продолжим сопротивление в мирной, гражданской, ненасильственной форме, продолжим строительство новой страны».  Члены правительства, отстраненные указом совета министров Испании, заявили, что в понедельник пойдут на работу, и даже если им не дадут поспасть на рабочие места, будут работать из дома.

Король Испании Фелипе VI отменил все протокольные мероприятия, назначенные на следующую неделю.

 

Признание Каталонии

Очевидно, что широкого признания независимости Каталонии со стороны мировых государств не будет.

Единственным «государством», не только признавшим Каталонию, но и заявившим об открытии в Барселоне представительства своего внешнеполитического ведомства, стала Южная Осетия. Ожидается, что еще одним «государством», которое может признать Каталонию, станет Абхазия.

Депутат парламента Финляндии Микко Кярня сообщил, что внесет в парламент страны предложение о признании Каталонии.

В парламент Аргентины внесен законопроект л признании Каталонии и разрыве дипломатических отношений с Испанией, если та применит жестокие меры. Авторы проекта – депутаты оппозиционной троцкистской партии.

Эстонская партия зеленых намерена внести в парламент Эстонии вопрос о признании независимости Каталонии.

Правительство Германии заявило, что официальный Берлин «обеспокоен происходящим в Каталонии после антиконституционной декларации парламента. Суверенитет и территориальная целостность Испании неприкосновенны. Декларация регионального парламента нарушает эти принципы. Федеральное правительство не признает эту декларацию и поддерживает позицию премьера Рахоя, направленную на гарантирование и восстановление конституционного порядка. Мы надеемся, что возможности диалога будут использованы и ситуация будет деэскалирована»»

Президент Совета Европы Дональд Туск заявил, что ЕС не признает декларацию независимости Каталонии. «Для ЕС ничего не меняется. Испания остается нашим единственным собеседником. Мы надеемся, что испанское правительство предпочтет силу аргументов аргументам силы».

Представитель МИД Российской Федерации Мария Захарова заявила, что позиция России по каталонскому вопросу остается неизменной. Ранее появилось сообщение МИД, в котором писалось: «так называемый референдум о независимости, равно как другие односторонние инициативы местных законодателей, воспринимаем в контексте принятых по данным вопросам решений Конституционного суда Испании»

Госдеп США считает Каталонию неотъемлемой частью Испании и поддерживает меры испанского правительства.

С критикой каталонский властей и заявлением о неприемлемости отделения Каталонии выступил МИД Турции.

 

Выводы из ситуации в Каталонии

Как бы ни развивалась дальше каталонская история, она наглядно показывает типичную ловушку западных политиков последних лет.

Альтернативные либералы появляются почти везде на волне повсеместного недовольства текущим положением дел, громко и красноречиво обещая простые решения сложных проблем: в одних странах правые, в других – левые.  Уставший от беспросветной серой европейской стабильности народ доверяет этим политикам и голосует за них либо на выборах (Греция, США, Австрия, Чехия, далее везде), либо на референдумах (Нидерланды, Великобритания, теперь Каталония).

Внезапно выясняется, что новые лидеры — горлопаны, популисты, болтуны и импотенты. Они либо совсем не хотели побеждать и реально  брать на себя ответственность (Трамп, Найджел Фараж), либо думали с результатами референдума в руках по-быстренькому обо всем договориться со «старшими братьями»  (Ципрас или Пучдемон).

С другой стороны, противостоящие болтунам-бунтарям старые элиты — такие же выродившиеся ничтожества, действующие по шаблонным схемам (раз написано на бумаге — значит, так оно и будет в реальности) и не способны к реальному кризисному управлению.

Все это, с одной стороны, приводит к фарсу типа застрявшего в Мадриде факса или к бесконечным разборкам, кто в Вашингтоне больший путинский агент, а с другой — к полной потере контроля за ситуацией.

Когда лидеры не способны решать проблемы, их начинает решать улица. Непонятно, насколько сейчас готовы воевать каталонцы. Многие по-прежнему верят, что до гражданского конфликта дело не дойдет хотя бы в силу того, что подавляющему большинству не за что проливать свою кровь, а если действительно начнут стрелять, Евросоюз вмешается в полный рост, потому что Брюсселю все это совсем не нужно.  Однако, сильно надеяться на Брюссель тоже не стоит: похоже, он публично не вмешивается в ситуацию не потому что не хочет, а потому что тоже не представляет, что делать дальше.

В то же время, велика вероятность, что, разочаровавшись в бесполезных политиках, люди с ружьями (вернее, с украденными снайперскими винтовками) начнут решать свои проблемы сами. А лидеры и жители Каталонии, Испании и всей Европы будут на это смотреть и беспомощно разводить руками. В последние годы такие ситуации мы видели не раз и не два.

К сожалению, от реального кровавого конфликта в Испании нас сейчас отделяют не действия лидеров, а их бездействие. В такой ситуации, как обычно, решать вопросы начинает улица, что означает углубление кризиса.

 

Поделиться историей

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *